Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Россия, которую мы придумали
Олег Ковалов о «Стране глухих»

Фильм Тодоровского [«Страна глухих»] явно создан в назидательной полемике с кинематографом «самовыражения», как пример элегантно и внятно рассказанной истории. Москва здесь — космополитический мегаполис, где стабильным бытом стали казино с рулеткой, ночные клубы со стриптизом, гангстерские перестрелки и респектабельный сексуальный сервис. Приметы и поветрия дня явлены хоть и под морализаторские вздохи — все, мол, живем в «Стране глухих», не слышим голосов друг друга — но с удовольствием: «и мы, дескать, не хуже людей». Эта столица напоминает романтизированный экраном Нью-Йорк, а сам фильм стремится к «среднемировому» стандарту. Сквозь эти лоск и глянец — как задышать отечественным безднам? Но...
... Одну из ролей играет Дина Корзун. Ее героиня, глухая девушка Яя, «учит жить» новую подружку, наставляя «отключать» от себя «ненужные» звуки, будь то сигналы беды или мольба о помощи — и, по сути, исподволь растлевает ее. Роль — явно «отрицательная», и вроде бы странно, что именно она стала сегодня событием и неким знаком. Бывает, что ярко изображенный негодяй становится самым интересным в произведении и меняет его звучание — но здесь не совсем так.

Яя расчетливо предает и самоотверженно спасает. Урывая блага жизни хищными зубками — в решающий момент бунтует, взрывает ситуацию и остается с носом. Танцуя в ночном клубе, изгибается сладострастно и добросовестно, но, поймав похотливый взгляд клиента, неожиданно хлещет его по совершенно неповинной морде. Бесстыдно болтает о деньгах, но «зеленые», вырванные у хозяев жизни, просачиваются в никуда сквозь ее растопыренные пальцы, а она — далеко, она завороженно вслушивается в немолчно звучащий в ее ушах мерный гул океанских валов. Этот гул зовет ее в Страну глухих, омываемую волнами, что с ласковым шелестом набегают на песок... Здесь — грабят, стреляют, терзают и продают друг друга; там — солнце, покой и вселенская справедливость.
Яя, с ее неприхотливым умением по-птичьи жить сегодняшним днем, открытостью, неверностью, инфантильной жестокостью, импульсивным милосердием, нерасчетливостью, эгоизмом, амбициями и болтовней о вселенской справедливости — не воплощает ли черты России, да не только нынешней? Вымечтанная ею радужная Страна глухих — не оболочка ли «русской идеи», лишь меняющей имена, будь то «Град Китеж» или «Светлое будущее»? При том Яя — вполне земная девушка, несчастный романтичный ребенок московского асфальта. Ее осеняет тень Кабирии... Не взбалмошная эгоистка, а тот «маленький человек», одиночеству и миражам которого сострадала наша культура.
Однако сама история рассказана Тодоровским с заметными огрехами. Дуэт героинь только заявлен, ибо Чулпан Хаматова, играющая Риту, безмятежно пуста: ни одна из страстей не отражается на ее гладком личике. Максим Суханов жирно кладет краски, выявляя во влиятельном бандите-дельце действительно российское, «рогожинское» начало; а сердечный друг Риты, неудачник Алеша в исполнении Никиты Тюнина, — на изумление никакой.

Это странно: у Тодоровского стойкая репутация «актерского» режиссера. Но здесь не просто профессиональные промахи, а результат того, что автор словно замещает реальность апробированными конструкциями. Красивенькое изображение — словно со страниц глянцевых журналов, бандитская перестрелка в гулко резонирующем ангаре — из американского или гонконгского кино, а сцена, где две подружки лихо «динамят» в кафе простофилю — явная калька с «Маргариток» Веры Хитиловой. Элементы фильма лишь имитируют слаженность, причем слаженность неодушевленного механизма.
Мастера компьютерных эффектов сетуют, что не могут прилично сымитировать ни облако, ни дождевую каплю, ни вообще все, что связано с движением и дыханием природы. «Страна глухих» стремится к идеальному «пластмассовому» кино — но вторгающаяся сюда реальность все же разметывает в стороны разноцветные детальки сборной конструкции.

Ковалов О. Россия, которую мы придумали // Сеанс. 1999. № 17–18.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera