Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Кино грубой выделки
О фильме «Глянец»

…Начинается он [«Глянец»] и вовсе с закадрового чтения хамоватой стилизации под писателя Сорокина.

В редакции женских журналов, офисы модельеров, дома олигархов и прочие пространства, ассоциируемые со словом «глянец», одноименный фильм предлагает проникнуть вместе с ростовской швеей Галей (Юлия Высоцкая). Звезда местного масштаба (о чем свидетельствует фото в ростовском таблоиде), прихватив корзину с живыми раками в подарок, Галина мчит в Москву, прямиком в редакцию глянцевого издания Beauty, заправляет которым страдающая от одиночества матрона (Ирина Розанова). Зубр журнального дела быстро вправляет Галине мозги — куда тебе на обложку, ее добиваются годами унижений и раболепства, и вообще, у тебя, Галя, одна нога короче другой. Так начинается московская одиссея провинциалки: сперва — швея и модель у кутюрье Марка Шифера (Ефим Шифрин), потом — домработница у светского сутенера Петра (Геннадий Смирнов), а в пафосном финале — невеста олигарха Клименко (Александр Домогаров).

«Глянец» словно специально создан для того, чтобы раздражать людей с хорошим вкусом: в самые эксцентричные моменты Кончаловский работает на поле Эйрамджана и не брезгует такими one liner’ами, как «минет — это в рот или в глаз?». Быть недоброжелателем фильма нетрудно и тем, кто хоть немного знаком с реальным миром глянца и его героями ‹…› «Глянец» — кино грубой выделки, здесь возможно появление газеты «Коммерсантъ» с заголовком «100%-ное г…но». Не знаю, правда, что из этого следует. Что режиссер «Ъ» в руках не держал или что имеет к нему личный счет? Мне, честно говоря, не мешает отсутствие в «Глянце» полутонов.

Документальную достоверность Кончаловский оставил где-то там далеко, во временах «Аси Клячиной», о существовании которой новый фильм напоминает разве что физическим недостатком хромоножки Гали. Кончаловский — единственный, кстати, русский с относительно успешной карьерой в Америке, — мыслитпо-голливудскии понимает, что шарж зачастую доходчивее всего. Как и Феллини, на «Сладкую жизнь» которого «Глянец» ориентируется, Кончаловский не боится упреков в дурном вкусе и вульгарности. И явно не прочь выступить современным Островским, дав в меру ехидную, в меру мелодраматичную панораму новой русской жизни. Разве что чересчур эклектичную: тут и ухарство трилогии о Бальзаминове, и высокая драма «Бесприданницы». В памяти однако «Глянец» остается довольно целостным объектом, и объяснение этому: Юлия Высоцкая, не просто жена — а главное актерское открытие Кончаловского. Красавица, не постеснявшаяся быть в «Глянце» смешной и вульгарной. Единственная актриса, которая сумела оправдать абсурдный драматургический ход с превращением ростовской оторвы Гали в подобие Грейс Келли. ‹…›

И после «Глянца» становится окончательно ясно, что отвага присуща в первую очередь самому режиссеру. Каждый свой фильм он в новом амплуа и часто кому-то назло. В чьей еще фильмографии можно найти рок-кичевый «Романс о влюбленных» и джазовых «Любовников Марии»? Почти антониониевского «Дядю Ваню» и языческий эпос «Сибириада»? Тонких «Застенчивых людей» и карнавальную «Курочку Рябу»? Следить за шатаниями старшего представителя клана лично мне во сто крат интереснее, чем за выдержанным в едином формате, «строгим» творчеством Никиты Михалкова. Помимо «отваги выглядеть глупо» есть у Кончаловского еще одно ценное качество, мало кому из российских мастеров культуры присущее. Он как-то совсем радикально не склонен к моральному ригоризму. Язвить в адрес всего и вся — пожалуйста, но отделять добрых от злых, давать ответы, что такое хорошо, а что такое плохо, — увольте. Его последний фильм вправе рассчитывать, как минимум, на такое же амбивалентное отношение.

Рутковский В. Грубые ласки // Cеанс. 2007. № 33–34. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera