Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Русские повести
О совместном российско-французском проекте

«Русские повести» — совместный проект Седьмого канала французского телевидения и киностудии «Троицкий мост». Это цикл фильмов по произведениям русских писателей: «Тьма» Леонида Андреева (режиссер Игорь Масленников), «Спуск под воду» Лидии Чуковской (режиссер Александр Муратов), «Дитя» Всеволода Иванова (режиссер Виктор Титов), «Щепка» Владимира Зазулина (режиссер Александр Рогожкин), «Ключ» Марка Алданова (режиссер Павел Чухрай) и «На Иртыше» Сергея Залыгина (режиссер Вячеслав Сорокин). Художественный руководитель проекта — Игорь Масленников.

— Игорь Федорович, чем привлекателен для Вас и для Вашей студии этот совместный проект?

— За этот проект мы взялись из стратегических соображений. Нам пришлось убедиться в том, что прокатчиков внутри страны наше кино абсолютно не интересует. В то же время средняя стоимость картины выросла за последнее время в несколько раз. Скажем «Зимнюю вишню-2» я снимал за семьсот тысяч. Дело происходило в прошлом году. Уже сегодня ее меньше чем за два миллиона не снимешь. Не удивлюсь, если к концу года цены еще возрастут. Сами понимаете, вернуть такие деньги на кинорынке нет никакой возможности. Никто за такие деньги наше кино не покупает. Предпочитают набивать карманы за счет проката заграничной дешевки. Гнев здесь неуместен. Торг был бы уместен, но пока невозможен. Я не ханжа и не скептик — я реалист. И как реалист я считаю, что пока наш зритель не пресытится всем этим...

— Вы думаете, такие времена скоро наступят?

— Пока они не наступили, нужно искать другие возможности выжить в этой ситуации Например, сотрудничать с западными партнерами. Тем более что мы почувствовали к себе огромный интерес.

— Вероятно, не последнюю роль здесь сыграл успех фильма Павла Лунгина «Такси-блюз»?

— Конечно, после того, как Павел Лунгин получил в Канне специальный приз за режиссуру и там же Виталий Каневский за картину «Замри-умри-воскресни» — «Золотую камеру», о «Троицком мосте» заговорили как о серьезном партнере. Нам сделали много деловых предложений. Были предложения от американцев, но мы очень скоро почувствовали, что тягаться с ними нам не по силам. Они для нас слишком деловые люди. Европейцы — другое дело. Правда, и здесь есть свои тонкости Знаете, в последнее время появилось невероятное количество представителей, консультантов, посредников... Я не хочу сказать, что все они поголовно жулики. Боже упаси, они приличные люди. Иностранцы. Но вот когда доходит до дела, почему-то выясняется, что никаких денег у них нет. Они, видите ли, хотят сначала заручиться нашей поддержкой, а уже потом ехать к себе и искать богатых спонсоров... Не серьезно. Так что проект проекту рознь. Но мы, к счастью, имеем возможность выбирать.

— Почему Вы остановили свой выбор на сериале «Русские повести» для французского телевидения?

— Седьмой канал французского телевидения — некоммерческое предприятие на государственной дотации. С очень основательной культурной программой и безупречной репутацией. Видели бы вы, как загорелись глаза корреспондентки «Верайети» Деборы Янг, когда я рассказал ей о нашем проекте...

— Это была инициатива французов?

— Да, идея принадлежит им. Конкретно — драматургу Жаку Байнаку. Он написал шесть сценариев, их купил Седьмой канал и предложил нам сотрудничество, мы согласились.

— Принцип отбора литературных произведений не совсем понятен...

— Он и для нас полная загадка. И целиком на совести Жака Байнака. Зато команду режиссеров мы подбирали сами. Конечно, согласие французской стороны тоже было необходимо. Французы приезжали сюда, отсматривали кассеты с фильмами претендентов. Короче, приняли в этой работе самое деятельное участие. Их можно понять — они хотели убедиться, что вкладывают деньги в профессионалов. Это была довольно длительная процедура. Может быть, даже унизительная. Но мы вынуждены были на это пойти. Зато сегодня нам не стыдно за свой выбор.

— А каковы условия подписанного Вами договора?

— Поскольку события во всех шести картинах происходят в России — мы все снимаем здесь. Силами наших режиссеров, наших актеров и наших съемочных групп. Французская сторона в производство не вмешивается. Правда, она поставляет нам качественную кинопленку, но это идет в счет стоимости заказа. Так что за техническую сторону дела можно не волноваться.

— Кто по договору является владельцем картин?

— Все фильмы принадлежат Седьмому каналу. У нас есть только право на всесоюзный прокат, и мы хотим этим правом воспользоваться. Режиссеры сделают два монтажных варианта фильма: один на пятьдесят четыре минуты — как этого требует французская сторона, а второй — полнометражный — для проката: Мы не строим иллюзий и прекрасно понимаем, что в первую очередь привлекает наших партнеров. Нет, конечно, наша духовность, ментальность, эксклюзивность и так далее — само собой. Однако же для них не это главное.

— А что же? Дешевая рабочая сила?

— Разумеется. Невольничий рынок. Я не буду называть конкретные цифры — это коммерческая тайна. Но за шесть фильмов они платят нам столько, сколько у себя выкладывают за один.

— И тем не менее Вам это выгодно?

— И тем не менее да. Вы знаете, сколько стоит на черном рынке коробка «Кодака»?

— Я не знаю, сколько стоит на черном рынке коробка «Кодака».

— Объясняю. На черном рынке коробка «Кодака» стоит от пятнадцати до двадцати тысяч рублей. Вот и получается, что даже тех нищенских денег, которые платят французы, нам здесь никогда не заработать. И мы готовы к работе над новыми проектами, основанными на копродукции.

— А когда должна завершиться работа над «Русскими повестями»?

— К концу этого года. Может быть, к началу января. Последним, наверное, будет Павел Чухрай. У него — февральская революция. А для февральской революции, сами понимаете, нужна зимняя натура...

Масленников И. Русские повести // Сеанс. 1992. № 5.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera