Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Постсоветские «Нибелунги»
О фильме Михалкова «Утомленные солнцем 2»

Время тут, разумеется, не то течет по кругу, не то стоит на месте, законсервированное, примороженное. Странная, хаотичная хронология театральной версии «Утомленных солнцем 2» кажется не следствием монтажной вивисекции, но естественным решением. Если идеальный мир — это ледяной монолит (неслучайно большая — и самая лирическая — часть «Цирюльника» происходит зимой), то война — это буря в стакане грязной подтаявшей воды, метафора обостренной внутренней трагедии протагониста Котова и антагониста Арсеньева — совершенно вагнерианского злодея-зомби, который сам тяготится совершаемым злом и после самоубийства в первых «Утомленных» этаким Носферату катит навстречу окончательной, финальной гибели в застенках НКВД, мечтая лишь об искуплении. Да и Котов со своей фреддикрюгеровской рукой ведь тоже ни жив ни мертв — только движется он в другом направлении, против часовой, к воскрешению. Именно в этих частных траекториях и нужно искать историческое видение режиссера: «Утомленные солнцем 2» — это постсоветские «Нибелунги»; «Великое кино о великой войне» — русский вариант эпиграфа «Германскому народу», предуведомляющего фильм Ланга. Михалков-актер всегда играет в своих и чужих фильмах роль самой России — и обращенное к реабилитированному комдиву энигматическое сталинское «А посадили вас затем, чтобы вовремя выпустить» — это и есть ответ на вопрос, так занимающий Михалкова-гражданина: почему и зачем случился 1917-й? А затем, чтобы случились 1941-й и и 1945-й. Это же чистый гностицизм — спуститься в глубины плеромы и вынырнуть, не замаравшись. Это натуральный Вагнер — обрести силу в момент максимального бессилия (вспомним штурм Цитадели «черной пехотой» с палками вместо винтовок; вспомним эпизод, в котором Котов ждет, что будет расстрелян Митей, — а на самом деле именно ему приготовлена роль палача).

Кадр из фильма «Утомленные солнцем 2». Реж. Никита Михалков. 2010

Михалкова, бывает, обвиняют в сталинизме — но нет, автор «Утомленных солнцем 2» вовсе не сталинист. Михалков отказывается от позитивистского (и сталинистского) представления об истории как о чем-то закономерном, детерминированном логикой «смены формаций» (или любой другой). Нет у него и схожей протестантской веры в Провидение. Историческая драма для него — не направленное движение, но судороги, потрясение сотворенного сразу и полностью мира, когда милая трагикомедия мирного времени превращается в абсурдный хаос, а написанный житейскими событиями божественный текст становится почти нечитаемым. То, что пытается сделать Михалков в «Утомленных солнцем 2», — это отчаянный герменевтический рывок, попытка уловить смысл в колоссальном массиве почерпнутых из свидетельств странных случаев и мистических совпадений, попытка прочесть паучка, бабочку, мину, Сталина, войну, историю как fiction, как священную книгу. Это даже не совсем православие — это какой-то великий пантеизм, самобытная теория хаоса: да, истина разлита в мире, но скрыта от глаз. Она пролегает тайной тропой ‹…›, путем дао, которым следует чуткий комдив Котов. И только эта дорога ведет на Берлин, вверх, к Победе.

Корецкий В. Никита Михалков: битва на небесах // Сеанс. 2013.
№ 57–58.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera