Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Вопросительный и восклицательный
Эйзенштейн и Александров после возвращения в СССР

‹...› Я дружил с ним давно.

Наши хорошие отношения возникли еще задолго до знаменитой поездки за границу Сергея Эйзенштейна, Григория Александрова, Эдуарда Тиссэ.

Вот с этими двумя верными соратниками Эйзенштейн и двинулся в ту знаменитую поездку по Западной Европе, а затем и за океан. К моменту их отъезда моя дружба с ним была настолько хорошей, что я получал от них письма из-за границы, немало и сам писал им обоим… и когда они попали в Соединенные Штаты Америки, я одним своим письмом невольно даже причинил им немалую неприятность… и о чем потом с улыбкой не раз вспоминали мои друзья. Дело в том, что их пребывание в Соединенных Штатах как раз совпало с казнью Сакко и Ванцетти… Гибель этих людей произвела на меня огромное впечатление, и я не удержался и по молодости накатал Эйзенштейну и Александрову такое письмо, в котором просто матерно высказал в адрес Соединенных Штатов нечто такое, что, когда Эйзенштейн и Александров прочли это письмо, они просто оцепенели. Но едва они пришли в себя, как получили приглашение явиться в какое-то бюро, где их попросили объяснить содержание уже скопированного ими моего письма. Александров, вспоминая об этом, говорил, что они отделались только тем, что объяснили, что это им написал один сумасшедший, что это просто клинический случай и что придавать значение этому не стоит. Однако, отделавшись так легко, он, явившись домой, накатал мне письмо, в котором предупредил, что если они еще получат от меня нечто подобное, то их просто свяжут и бросят в трюм первого попавшегося парохода, который отплывает в Европу.

Я это учел… они потом побывали еще и в Мексике, где даже начали снимать картину, но их пребывание в Америке настолько задержалось, что приняло даже скандальный характер… Пошли слухи, что они уже вообще не вернутся… Я в это никогда не верил… Надежда Константиновна Крупская вспоминает, например, что ей приходилось защищать наверху Эйзенштейна и Александрова, которым уже угрожали какие-то санкции… И, наконец, они вернулись…

Но вернулись какими-то совершенно другими…

Жизнь, которую они там увидели, их явно ошеломила… и, казалось, перевернула с ног на голову… Я помню, как Эйзенштейн при первой встрече ответил мне на мой вопрос, в котором было лишь всего две буквы да вопросительный и восклицательный знаки:

— Ну?!

Эйзенштейн походил по своей маленькой комнатке с разрисованным потолком на Чистых прудах и наконец произнес:

— Лучше не спрашивай!.. И это долго рассказывать…

— Ну, хоть коротко.

— А коротко так: когда после Москвы приезжаешь в Варшаву, то Москва кажется темным медвежьим углом. Когда после Варшавы приезжаешь в Берлин, то Варшава кажется просто вульгарной опереткой… Когда после Берлина приезжаешь в Париж, то Берлин кажется просто могилой… Когда после Парижа мы попали в Лондон, — то Париж, несмотря на всю свою пленительность, на весь свой блеск и очарование, по сравнению с монументальностью Лондона, который в то время еще считался столицей владычицы морей Великобритании, — Париж кажется легкомысленным… — И затем, сделав небольшую паузу, он сказал: — Но, когда пересекаешь океан и попадаешь в Нью-Йорк, то все… и Варшава, и Берлин, и Париж, и Лондон… по сравнению с ним самое настоящее… и только Москва остается какой-то особенной, ни на что не похожей… и сохраняет свою особую значительность. ‹...›

Ржешевский А. О себе // Ржешевский А. Жизнь. Кино. М.: Искусство, 1982.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera