Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов

«Тем хуже для кино»

«Роман с синема его миновал»

Поделиться

Из четырех десятков ролей, сыгранных Сергеем Юрским в кино за четыре десятка лет, по гамбургскому счету осталось несколько, зато каких. Его шансом были шестидесятые — когда чудил благородный неврастеник Викниксор, постаревший Чацкий с донкихотовской эспаньолкой и донкихотовскими же намерениями («Республика ШКИД»). Когда царствовал король аферы Остап Бендер в «Золотом теленке» — великий комбинатор, великий грешник, великий неудачник. Не его вина, что шестидесятые оказались короче, чем можно было предположить. Семидесятые, поторопившись, захлопнули перед ним дверь — звоночком прозвенела расправа над «Интервенцией», на арене которой он фиглярствовал сверх всякой меры, стягивал одну маску, чтоб натянуть другую, представал единовременно в нескольких обличьях: лицедейская истерика под видом куража, попытка наиграться впрок, сделать подкожные запасы в ожидании постных времен.

Времена будут разные, тоскливые и не очень, но любезного расположения он от кино не дождется и сделает вид, что и сам не особо стремится его завоевать. Восьмидесятые начались для Сергея Юрского с «Маленьких трагедий» и соло Импровизатора, вышедшего из его сеансов чтецкой магии, из того особого священнодействия над строкой, о котором сложена и доселе жива юрская легенда. Потом был недотепа Груздев, кособокий, птичий, косноязычный — здесь народное искусство телевидения выпустило в тираж особую речевую походку Юрского, с его полным ртом дикции и гортанным звучанием пробуемых на вкус слов. Наконец, «Любовь и голуби» — деревенский алкаш-философ дядя Митя: собственно говоря, где С. Ю., не отданное столице знамя питерской интеллигенции, и где эта небритая чудная харя в нахлобученной кепке и с чекушкой в отвислом кармане пиджака? Вышло смешно, местами гомерически смешно — книгочей и эстет, прикинувшийся дедом Щукарем; маэстро, гораздый ломать лубочную комедию. Отсмеявшись, вопрошали: и это все? А это действительно было почти все. Наш заливистый гогот был срежиссированным им, прощанием с несбывшимися надеждами — и это уже серьезно: человек-театр признавался, что долгий и счастливый роман с синема его миновал.

В 1990 г. он взялся за постановку фильма «Чернов/Chernov» по мотивам собственной повести, движимый, вероятно, стремлением не столько переквалифицироваться в управдомы сиречь кинорежиссеры, сколько свести счеты с кино, поставить точку и расписаться размашисто.

Его, кинематографа, иллюзорный мир, по Сергею Юрскому, сродни миру, рожденному в воображении архитектора Александра Петровича Чернова, и цена ему невелика. Счастье господина Пьера Ч., состоятельного путешественника по этому миру, мнимо — как и его свобода: над ним властвует всесильное расписание прибытия и отбытия поездов с железнодорожных вокзалов. А для себя Юрский припас роль седовласого дирижера Арнольда Арнольди, которому суждено погибнуть от взрыва бомбы в Барселоне. Там же, где погибнет Чернов, выбросившийся из гостиничного окна. После этого Сергею Юрскому в кинематографе позволено все — даже участие в фильмах «Ау, ограбление поезда» и «Пистолет с глушителем». «Нельзя слишком долго играть в одну игру. Это кончается сумасшествием» — сентенция из «Чернова». Он вышел из игры. С него взятки гладки. Сделал Село Степанчиково... и «После репетиции» на театре, заново записал на телевидении «Евгения Онегина» — целиком, глава за главой, роскошно.

А кино — что ж, тем хуже для кино.

Савельев Д. Юрский Сергей // Новейшая история отечественного кино. 1986-2000. Кино и контекст. Т. III. СПб.: Сеанс, 2001.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera