Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Жалеет слова
Актер Сергей Маковецкий о режиссере

Балабанов дал мне прочитать сразу два сценария: «Трофимъ» и «Ехать никак нельзя» — так сначала назывались «Уроды и люди». Он сказал, что видит меня в обеих главных ролях и что Трофима мы можем начать сразу, а «Ехать никак нельзя» будем делать потом. Я сценарии прочитал и говорю ему: «Трофимъ» — да, а про второй сценарий я ничего не понимаю...» Мне этот сценарий тоже очень понравился, но я действительно про своего Иогана мало что понял. Балабанов ответил: «Ну, ладно, потом поговорим...» Поговорили — и я стал понимать еще меньше. <...>

Он вообще ничего никому не объясняет. Жалеет слова, говорит какими-то жестами, междометиями, почесывает нос, губы теребит постоянно, глядя на монитор. И нужно догадываться, что он всем этим имеет в виду.

При том, что замечательно образованный человек и мог бы свою мысль выразить доказательно и убедительно... Но он понимает, что слова ничего не значат. И если он доволен кадром, то просто скажет глухим голосом: «Снято», — и еще больше станет губы теребить... Может, и правильно, что он ничего не объясняет. Спросите его: о чем кино? «Да ни о чем». <...> Он учил меня молчать. Настаивал на том, что Иоган молчит дольше обычного, прежде чем что-то произнести. Мне все время хотелось тащить диалог дальше, а он — нет, надо держать паузу. И я поневоле должен был соображать, каков же человек этот Иоган, если на приветствие он отвечает своим «здрасьте», предварительно помолчав секунд десять-двенадцать... Чем я актерски наполню эти секунды? Вот моя задача, очень интересная задача. Или Балабанов говорит: «Здесь он улыбается минуту». Как я проживу за Иогана эту минуту, почему он молчит и что в нем происходит?.. Можно все решить чисто технически, за счет мышц лица, — но ведь это неинтересно, правда?

Если я прошу его сделать еще дубль — он не отказывает. Понимает, что актеру дубль бывает нужен. Никогда не вспылит, не закричит на актера — хотя может устроить дикий скандал, если какая-то мелочь его не устраивает. Как он обживает пространство!.. Каждую вещичку перетрогает, перепроверит, чтоб все было на своих местах — и тарелочка, и скляночка, и салфеточка... Язычок у колокольчика на дверях должен ударять не влево, а почему-то именно вправо, и ручка дверная должна быть вот такой, а не другой, и паровозик за окном должен дымить вот так... В этом весь Балабанов. <...>

Никакой особенной игры он не требует. Надо соответствовать созданному им миру, пространству — и не актерствовать, не пережимать. <...>

Но ему всякий раз необходим именно этот артист, а никакой другой. Нужно обладать звериным чутьем, чтобы придумать «Брата» с Бодровым в главной роли, посмотрев «Кавказского пленника».

У него актер всегда на месте, и невозможно представить себе кого-то вместо Сухорукова в «Счастливых днях», например. Я уверен, что если бы я не смог у него сниматься в «Уродах...» или «Трофиме», — он бы просто отказался от этих проектов и занялся чем-нибудь другим.

Маковецкий С. ...И другие о Балабанове // Балабанов А. Груз 200: [киносценарии]. СПб.: Амфора, 2007.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera