Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Пасынок
Масштаб личности сделал его заложником

Олег Борисов, актер громадного таланта, имевший репутацию гения у самых требовательных режиссеров необычайно популярный у кино-театральных зрителей, ушел из жизни с чувством обиды. И это чувство не было мелочным неприятием тех или иных обстоятельств, режиссеров, партнеров, театров. Не капризы звезды, а масштаб личности сделал его заложником собственных законов. Борисов сам понимал, что его актерский дар притягивал, а характер — держал на расстоянии. Вокруг него был небольшой круг тепла, это самые близкие ему люди. Дальше начинался холод, нетерпимость, отчуждение. Его неприятности как будто прогнозировались им самим. От природы он не склонен был идти на компромисс, а компромисс часто необходим в искусстве театра, кино, да и в жизни. Но бескомпромиссность была как раз гранью его искусства, качеством тех людей, которых он играл в кино и театре.‹…›

В его жизни было немало благоприятных моментов. Успешное поступление в один из лучших театральных вузов, успешные дебюты во всех театрах, куда его приглашали, серьезный интерес кино — Борисов был заметен всегда и везде. Одна из первых киноролей — Свирид Петрович Голохвастый в комедии «За двумя зайцами» (1961, реж. В. Иванов) — сделала его персонажа настолько популярным, что в Киеве этому комедийному проходимцу поставили памятник. В то же время успехи сопровождались долгими паузами, разрывами. Он оказывался не совсем уместен или даже совсем неуместен там, где ему как художнику открывалось зеленая улица. Э. Рязанов снял его в одной из своих первых комедий — «Дайте жалобную книгу», где Борисов сыграл молодого энергичного деятеля торгового производства. Этого свежеиспеченного реформатора сферы обслуживания звали Юрий Никитин. Он всем хорош и симпатичен, на лбу словно отпечатано, что он из так называемых передовиков и светлых личностей. Правда, есть в Никитине некая ирония, вроде хорошо упакованная, скрытая, есть налет ригоризма, есть формальная правильность, чуждая режиссеру в принципе. Ни такой человеческий тип, ни жанр лирико-оптимистической комедии Борисову не были близки. В комедиях Рязанова он больше не снимался.

Жизнь кидала его в разные города, объединяемые для него только тем, что это были театральные города. В Ленинграде он провел девятнадцать лет. Свой ленинградский период он называет то лучшими годами жизни, то самыми мучительными. Вероятно, и то и другое верно. Первое верно потому, что здесь он по-настоящему стал тем Борисовым, которым нельзя было не восхищаться. Второе верно потому, что ленинградцем Борисов так и не стал, не прижился, несмотря на то, что любил его пейзажи и углы, любил Достоевского, и потому еще, что творческий голод, никогда не оставлявший его, в Ленинграде мучил особенно сильно.

В Большом драматическом театре у Георгия Товстоногова Борисов за девятнадцать лет сыграл Гоню Иволгина (это был его дебют в 1966 году в «Идиоте» по Ф М. Достоевскому), принца Гарри в «Короле Генрихе IV» У. Шекспира, Григория Мелехова в «Тихом Доне» по М. А. Шолохову и Сиплого в «Оптимистической трагедии» 1980 года плюс небольшие роли (эвенк Еремеев в «Прошлым летом в Чулимске», Айзатуллин в «Протоколе одного заседания», Суслов в «Дачниках») и вводы. К последним он относился плохо, иногда категорически от них отказывался. По творческим возможностям Борисова ленинградский багаж мал. В БДТ талантов было больше, чем ролей для каждого. Борисов примириться с этим не мог. Хлестакова, роли, о которой он мечтал с юности, которую продумал и сыграл для себя не однажды, которая чуть ли не пять раз оказывалось совсем близко и по каким-то мистическим причинам ускользала от него, он не получил и в БДТ. То есть сначала репетировал, соглашаясь даже на то, чтобы разделить ее с другим исполнителем, работал почти до самой премьеры, а на премьеру так и не вышел. Режиссер предпочел ему другого актера, это был выбор не актера, а трактовки, варианта, наиболее близкого замыслу постановщика. Борисов не был любимчиком главного режиссера. Ставя Борисова очень высоко среди актеров сильнейшей в стране труппы, Товстоногов как будто побаивался его ортодоксальности. И как бы Товстоногов ни отстранялся от Борисова, сильнейшие его спектакли, целый период, где доминировал человек, верный правде без оговорок, человек сильный духом и одинокий, человек парадоксальный и прямолинейный, этот период без Борисова в БДТ был бы невозможен.

‹…›

В последние десятилетия судьба направила прямо к нему А. Миндадзе и В. Абдрашитова, сценариста и режиссера неординарного кино. В их фильмах («Остановился поезд», «Парад планет», «Слуга») Борисову удалось показать человека в его, если можно так выразиться, крайностях души и морали. Такая задача под силу, пожалуй, только актерскому и личностному дару Борисова. И театр напоследок подарил ему тоже сложную, им решенную в превосходной степени, задачу. Будучи актером БДТ, Борисов сыграл в спектакле Льва Додина «Кроткая», поставленном на малой сцене в 1981 году. Герои Достоевского уже не были новостью для нашего театра и кино. Новостью стало понимание природы такого героя. После Смоктуновского, открывшего в 1957 году человека Достоевского, ростовщик Борисова — следующий шаг в постижении психологии раздвоения, в изображении страданий души, оставленной Богом.

Всякую возможность подняться в своем искусстве выше Борисов использовал, не жалея сил. Всякую роль в свои глухие ленинградские, а потом московские годы он принимал как надежду на спасение. В 1989 году в Центральном театре Советской Армии режиссер Леонид Хейфец поставил специально для Борисова драму Д. Мережковского «Павел I». Образ несчастного русского императора в его исполнении — это экзистенция, трагедия несовпадения личности и времени, это образ художника-мученика, каким был сам Борисов. Но уходил ли он от людей и жизни не примиренным с ними? В 1989 году умер Товстоногов. На одной из страниц дневника Борисов пишет пронзительные по чувству строки о своем бывшем главном режиссере. «Теперь помечтаем. Через некоторое время он пригласит меня на какую-нибудь роль. „Олег... тут близятся торжество Диониса. Я Луспекаева но эту роль... А вы какого-нибудь сатира сыграть согласитесь?...“ Я соглашусь, Георгий Александрович. Ведь мне надо будет, как и всем, все начинать сначала».

Горфункель Е. Олег Борисов. Пасынок // Актеры-легенды Петербурга. СПб.: РИИИ, 2004.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera