Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Утверждение принципа
Трауберг о значении Д. У. Гриффита

Театральный режиссер… Третьестепенная личность, на побегушках… Хозяин театра — коронованный или некоронованный меценат, Людовик XIV, князь Шаховской, герцог Мейнингенский… Или директор из актеров или дельцов (чаще то и другое) — Генсло, Бербедж, Мольер, Сакки, Щепкин (в комическом плане — мистер Крамльс в «Николасе Никльби» или Пустославцев в «Синичкине»).

И вдруг (конец XIX столетия) — взлет. Властителем становится режиссер. У него — право на выбор пьесы, на прочтение ее (иногда неожиданное), на перелицовку. Право на командование в труппе — прошли времена непререкаемых премьеров. Право на восторги, хулу, пародии, эпитеты: «Театр Станиславского», «Театр Рейнгардта»…

В американском театре подобных фигур не было. Даже Беласко на такие права не претендовал. Не перекраивал пьес, в крайнем случае сочинял собственные. Не открыл ни одного автора. Не создал «школы». Попросту импозантный руководитель труппы.

Все прочие — неизмеримо ниже. Отец оператора Карла Брауна, побывавший в разных труппах, делил режиссеров театра на три категории. «Ораторы». Сидя в кресле, с обязательной сигарой во рту, поучают, демонстрируют эрудицию, разглагольствуют (Браун-старший вспоминает некоего Джильберта — репетируя «Иоланту», тот взывал к хористкам: «Побольше девственности, милые мои, подбавьте девственности!»). «Демонстраторы». Играют на репетициях все роли, даже мельчайшие, за всех актеров — делайте точно, как я… И — «тираны». Наслаждаются властью, орут, изничтожают всех — от актера до рабочего.

В кино и этого не было. Минимум поучений, крика, демонстраций да репетициях (впрочем, и репетиций почти не было). И уж тем более никакого «прочтения» пьесы. Ее и не существовало. Был каркас.
Как режиссер Гриффит начал — с репертуара.

Собственно, так начинали и большие режиссеры театра. Станиславский и Немирович-Данченко — с драматургии Чехова. В эпоху «ходких», наскоро сколоченных пьес, заполнявших даже императорскую сцену, это было революцией. Антуан вышвырнул за борт мелодраму, привел в театр авторов новой, «натуралистической» школы. Рейнгардт открыл широкую дорогу «модернистам» — Гофмансталю, Фольмеллеру, Метерлинку. Мейерхольд обратился к тому же Метерлинку, Блоку, Стриндбергу. Театр давал публике «верхушки» современной литературы, принципиально отличный от еще недавнего репертуар (это было возможно при условии ограниченных аудиторий «передовых» театров или же — при условии совпадения репертуара с устремлениями интеллигенции).

Ничего подобного не делал новый кинорежиссер, Д.-У. (вернее, Лоренс) Гриффит. Да и не мог сделать. Репертуар «Байографа» и при нем почти ничем не отличался от репертуара других компаний. Для изменения его, казалось бы, не было даже времени: две ленты в неделю! Не до радикальных переворотов. Не до принципов.

То, что обусловило возвышение Гриффита,— медленное, не вполне уверенное, но утверждение именно принципа. Принципом становится уже не раз упомянутое «спасение в последнюю минуту».
Незачем говорить, не слишком почтенный принцип. Даже при том, что с ним связан и фольклор. Хотя бы — Библия. В последнюю минуту Иегова отводит руку Авраама от приносимого в жертву сына. В последний миг вновь смыкаются только что расступившиеся волны Чермного моря. Нет ли подобия в историях ребенка Моисея в колыбельке, спасенного дочерью фараона, и девочки Долли в бочонке? ‹...›

Трауберг Л. Дэвид Уорк Гриффит. М.: Искусство, 1981.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera