Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Тридцать ролей
Михаил Жаров на студии им. Горького

Пересекая улицу от ресторана «Яр» (ныне гостиница «Советская»), вы попадали в лес, проходили мимо нескольких дач и оказывались в парке, который назывался Петровским. Минут через десять ходьбы по любой из тропинок перед вами открывалось среди сосен стеклянное здание примерно четырехэтажной высоты с конусной, тоже стеклянной крышей. Вы могли войти в павильон и здесь, но если вас заинтриговывало это эффектное сооружение, то, обойдя его, вы попадали на улицу (кажется, Нижнюю Масловку), где располагался парадный вход. Там и красовалась вывеска: сначала — «Киностудия „Русь“», а позже, с 1924 года — «Киностудия акционерного общества „Межрабпом-Русь“».

Вот тут-то я, молодой артист театра Вс. Мейерхольда, проводил в обществе таких же энтузиастов кино все свободное время.

‹…› На «Межрабпомфильме» работали Я. Протазанов, Ю. Желябужский, молодые В. Пудовкин, Ю. Райзман, Б. Барнет. В картинах студии снимались И. Москвин, Вс. Мейерхольд, В. Качалов, Михаил Чехов, И. Коваль-Самборский, В. Фогель, А. Кторов, Н. Баталов, И. Ильинский, С. Мартинсон, клоун Виталий Лазаренко, М. Блюменталь-Тамарина, В. Марецкая.

Я не могу перечислить всех актеров и режиссеров, других творческих работников, труд которых мы и сейчас можем увидеть на экранах или разыскать в бездонных карманах Госфильмофонда. Я надеюсь, что историки кино опишут когда-нибудь деятельность студии подробно, будут собраны все документальные и иконографические материалы. А пока я лишь напоминаю наиболее памятные мне имена. Ибо, не отдав долга тем, кто стоял у истоков студии, я не могу продолжить свои воспоминания.

Зачинателем «Руси» был Михаил Семенович Трофимов. Лесопромышленник, он увлекся кинематографом. Потом он отдал все свои паи «Межрабпому» и только просил оставить его работать в любимом деле. Под его началом я и сыграл свою первую большую роль в кино.

Фильм назывался «Дорога к счастью». Я играл красноармейца Егора Миронова. Моими партнершами были Е. Алексеева, актриса театра Вахтангова, и маленькая «звезда» Таня Мухина. Сценарий написал Г. Гребнер, режиссером был С. Козловский.

На следующий день после сдачи картины Трофимов пригласил меня в свой кабинет, где уже сидели Гребнер и Козловский. Поздравив меня с успехом, он обратился к Гребнеру:

— Георгий Эдуардович! Прошу срочно написать сценарий для Козловского с Жаровым в главной роли.

Через девять месяцев вышел фильм «Убийство на мельнице». Всего я сыграл на этой студии около тридцати ролей. Девятнадцать в немых картинах и девять в звуковых.

Поэтому я с полным правом могу сказать, что мне в эти дни тоже исполняется пятьдесят лет.

Именно столько лет я связан со студией, носящей имя Максима Горького.

В апреле 1924 года вышел на экраны фильм Я. Протазанова «Аэлита». В этой ленте у меня был эпизод под условным названием «Один с сошкой, семеро с ложкой». Он шел непосредственно после «подпольного бала», где снимались во фраках и бальных платьях участники популярнейшего вахтанговского спектакля «Турандот». Действие эпизода происходило в клубе красных солдат. Показывались живые картинки. Издательство «Жупел» или «Красный смех» выпускало в свое время открытки. На одной был изображен старый, худой крестьянин за сохой, а за ним стояли семь паразитов с ложками. Вот крестьянина-то я и играл. Историки кино мне могут не поверить, так как я в кадре есть, а эпизода нет. Исчез.

‹…› Когда И. В. Лукинский пригласил меня играть в «Деревенском детективе», то Виль Липатов передал мне, что его поздравляли все друзья, считая, что успех картине обеспечен. Я ответил, что мне приятно такое убеждение, это подбадривает. Но затем добавил: «Вы пишете, что у Анискина огромный живот, который, когда он садится, лежит у него на коленях как мешок с овсом. Так вот, с мешком сниматься не буду! Это хорошо для литературы, а кино — искусство пластическое. На такого человека невозможно будет смотреть, получится нечто отталкивающее». Автор скептически промолчал, но картина убедила его в моей правоте.

Мы должны понимать, в каком виде искусства работаем. Роден сделал скульптурный портрет Бальзака. Меня не шокирует, что он натуралистичен. Смотрю на вдохновенный мрамор, который изображает одновременно толстого буржуа и гениального писателя. Мрамор в руках Родена передает душу живого Бальзака. А когда я смотрю на актеров в роли Бальзака, то ничего не вижу, кроме внешности, а за внешностью, да и то невыразительной — пустота.

Жаров М. От «Аэлиты» до Анискина // Искусство кино. 1974. № 5.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera