Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Дымба — не Меншиков!
О случайной роли в «Возвращении Максима»

‹…› 1936 год. Снимается «Возвращение Максима».
Блестящий артист, исполнявший одну из основных ролей — конторщика Дымбы,— заболел, не мог дальше сниматься. А у нас стоял павильон, был обычный в кино форс-мажор.

Рядом снимался «Петр Первый». У нас уже был контакт: игравший в нашей первой серии М. Тарханов был Шереметьевым в фильме В. Петрова. Именно он и наш оператор Андрей Москвин посоветовали: «Поговорите с Жаровым».

Козинцев и я как-то не сразу приняли это. Сызмальства боялись мы артистов, мощной фигурой «закрывавших» всех остальных в ансамбле. Тут вспомнили мы «Окраину» Б. Барнета: Жаров играл там небольшую роль студента и никого не закрывал. А роль была шедевром!

...В своем меншиковском кафтане и шляпе — воплощение величия и домашности — Михаил Иванович серьезно выслушал нас и сказал: «Дайте почитать!»

Радоваться ему было незачем: центральная роль в двухсерийном «Петре», работа в театре, предложения ролей со всех сторон.

Через час он пришел к нам и сказал: «Роль моя. Когда съемка?» С краской стыда на щеках мы ответили: «Вечером». Жаров посмотрел на нас, помолчал, потом сказал со вздохом: «В четыре кончается „тронный зал“. В шесть займемся трактиром».

...В десять вечера (четыре часа делали костюм и грим) в павильон трактира вошел и неотъемлемо вписался конторщик Дымба.

Как легко было поддаться соблазну — сыграть Дымбу в манере Данилыча-Меншикова! Ничего подобного не случилось. Казалось, роль Дымбы зрела в актере годами. И, кроме того, был каторжный труд. Каждый волос в прическе был обсужден. Все притащенные нами журналы — «Огонек», «Всемирная панорама», «Синий журнал», — все книги о союзе русского народа, о королях бильярда были изучены актером. Шли яростные споры о том, плевать или не плевать в платочек из верхнего кармашка. Не было кадра, где Жаров не оспаривал бы режиссерское решение, уверенно заявляя, что «Дымба так не сделал бы».

‹…›

Вспоминаю, как делал Жаров сцену в бильярде. Фасом к зрителю, неся полную ответственность за кадр, он был едва ли не нежен со своим героем, едва ли не влюблен в него. Казалось, не «представляет» актер, а вот тут, на глазах у съемочного коллектива, у осветителей, создает портрет серовскими мазками. И создает как бы сразу, как говорится, «исполнившись». ‹…›

Трауберг Л. Жизнелюб // Советский экран. 1969. № 16.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera