Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
Актер, который не умел носить костюм
Об «абсолютно советском» артисте Чиркове

Почему-то именно умение носить костюм считается признаком актерской органики. Это когда артист хорош в поддевке и в смокинге, в трико дворянина и лаптях крестьянина. Народный артист Борис Чирков даже в бархатном камзоле композитора Глинки выглядел так, словно камзол возведен в цехах Москвошвея. Он не был актерски эффектен. Но был гениально органичен.

Артиста нельзя оторвать от времени, в котором он живет. И тот артист, который идеально попадает в свое время, становится народным любимцем. Наше кино знало рафинированного Кторова, ироничного Смоктуновского — аристократов экрана, но именно эти качества делали их как бы небожителями. Их нельзя хлопнуть по — те свои в доску. Хитроватый крестьянский прищур и сдавленный подъелдыкивающий говорок Чиркова шли прямиком из глубины сибирских руд и были родными. Крестьянин-Максим и крестьянин-Махно, крестьянин-профессор, крестьянин-учитель и крестьянин-композитор, и никому не приходило в голову попробовать его в роли какого-нибудь Лира или хотя бы Мальволио. Хотя это наверняка было бы интересно. Он был пленник истории, биографии и соответственно — социального типа. И когда «Союзмультфильму» понадобилось создать обобщенный образ русского трудяги-хитрована из «Сказки о Золотой рыбке» — не мудрствуя лукаво, он нарисовал Чиркова. Это абсолютно советский тип актера.

‹…› Смотришь на фотокадр из «Выборгской стороны», где он стоит в революционной толпе, плоть от плоти и кровь от крови, уставив дула на обедающих белогвардейцев, и понимаешь: в любом нормальном контексте эта композиция читалась бы с точностью до наоборот — толпа экстремистов берет на мушку мирных невооруженных людей. Но наш контекст был особенным. В любом другом контексте художественный образ был явлением эстетическим. У нас он был явлением идейным и социальным и вне текущего момента не воспринимался. Максим в самом себе нес биографию целой страны, выгнавшей свое прошлое и с энтузиазмом возводившей свое настоящее согласно своим представлениям и на пустом месте. Некогда презрительная поговорка «из грязи в князи» стала эффективным лозунгом времени, только князи должны были носить москвошвеевские пиджаки — иначе их примут за чужаков и пустят в расход. Так стало делаться все наше кино — демократично, с фраками-поддевками и лаптями-штиблетами.

‹…› На самом деле, это очень счастливая судьба. Она была согрета большой верой и одухотворена великой иллюзией. ‹…› У нас были поколения художников, которые в разной мере могли подозревать, но в целом не знали своего несчастья. Поэтому они его ощущали и воспевали как счастье. Сегодня «Верные друзья» воспринимаются как красивая ностальгическая сказка о временах, которых никогда не было, но о которых всегда мечтали. И пусть лодочка плыла-качалась в бетонных берегах идеологии — они стали видны только теперь, когда бетон облупился и потрескался. Но искренность в глазах осталась, она важней.

‹…› И всю энергию актера эксцентричного, по природе скорее вахтанговского, ограничил смешным эстрадным танцем, где они с Черкасовым и Березовым пародировали Пата, Паташона и Чаплина. Он и этими качествами пожертвовал во имя Великой идеи. Ведущие тезисы советского искусства — воспитывать, поднимать, созидать, звать в будущее — Борис Чирков воспринимал как призвание и миссию. Он играл как учил — и в герасимовском «Учителе» создал не просто человека из плоти и крови, а символ, сотканный из света идеи, а также мудрости и строгого, но справедливого добра. Он нес свет знаний в массы — выступал на кораблях Балтики, спускался в шахты Донбасса. Он написал популяризаторские книги, где объяснил разницу между мастеровитым заграничным кино и нашим созидательным. «И опять расходились люди из кинотеатра, стараясь не глядеть в глаза друг другу от радости, от счастья и гордости за светлую нашу жизнь, за прекрасные цели. У многих из нас блестели глаза так ярко, что даже пришлось надеть темные солнечные очки...»

Кичин В. Актер, который не умел носить костюм // Известия. 2001. 13 августа.

 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera