Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Трепетность жизни
Андрей Плахов о фильмах Ростоцкого

1936 год. Сергей Эйзенштейн снимает «Бежин луг». Одну из ролей в этом фильме играет совсем еще юный Ростоцкий. Можно увидеть в таком совпадении случайность. Но ведь будущий режиссер принадлежал к тому поколению энтузиастов, которое было страстно увлечено техническими новинками века. А они поистине казались чудесами — авиация, парашютизм, полярные экспедиции. И кинематограф! Совсем недавно заговоривший, стоявший на пороге новых перспектив — цвета, стереофонии, полиэкрана, не говоря уже о зарождении телевидения. Примечательно, что именно тогда московский Дворец пионеров предоставил юным кинолюбителям аппаратуру, студию, опытных руководителей. И потому встреча новичка с живым классиком кажется едва ли не символической. Так и остался Ростоцкий в истории кинематографа 30-х годов мальчиком, который «хорошо смеется» (слова Эйзенштейна, умевшего одной фразой предельно метко характеризовать людей). А потом было совсем другое, была большая война, и ее пришлось пройти, отодвинув на будущее мечты о режиссуре. И эта страница истории отозвалась в кинематографической биографии Ростоцкого, в его фильмах «Майские звезды», «На семи ветрах», «А зори здесь тихие», в которых лично пережитое было осмыслено на новых ступенях исторического и духовного опыта.

Режиссерский дебют Ростоцкого в большом кино совпал с периодом обновления всего советского киноискусства, наступившим в середине 50-х годов. Тогда пришли в кинематограф Григорий Чухрай, Сергей Бондарчук, Петр Тодоровский с их грузом пережитого, с их стремлением извлечь из военного прошлого нравственные уроки, необходимые дню сегодняшнему. Ростоцкий из той же плеяды, из того же поколения художников, чей романтизм был опален войной, подвергся жесточайшим испытаниям, но которые в своем большинстве сохранили природный оптимизм, человечность. Четыре фильма из снятых Станиславом Ростоцким стали этапными. И для него самого, и для всего советского киноискусства. Картина «Дело было в Пенькове» явила собой важный штрих в общей панораме конца 50-х годов, когда кинематографисты открывали будничную правду человеческих отношений в насущных проблемах общественной жизни и морали. Действие этого фильма происходило в деревне, и, надо сказать, именно Ростоцкий предвосхитил повышенный интерес советского искусства к «деревенской теме», которая стала для многих писателей и кинематографистов постоянным источником нравственных и философских исканий.

Проходит несколько лет, и Ростоцкий выступает в совершенно другом жанре и иной тематике. На первый взгляд, фильм «Доживем до понедельника» был традиционным «школьным фильмом», которых в нашей стране ежегодно снимается немало, особенно на киностудии имени М. Горького, где работает Станислав Ростоцкий. На самом же деле разговор о проблемах подростков и их учителей был поднят в картине совсем на другой уровень. Режиссер сумел уловить возросшую меру самосознания пятнадцатилетних ребят и остро поставить проблему духовности. Учитель Мельников (актер Вячеслав Тихонов), с его чувством исторической правды и высокой нравственной культурой, — образ принципиально новый для советского кино, как новы по тому времени и пришедшие из жизни на экран конфликты, и коллективный портрет класса, который будет детализироваться, наполняться индивидуальными характеристиками в фильмах последователей Ростоцкого.

А сам он вновь удивит тех, кто готов уже выстроить определенную «линию творчества» режиссера. Фильм «А зори здесь тихие...», экранизация рассказа Бориса Васильева о девушках-зенитчицах, погибших в неравном поединке с фашистскими десантниками, — стал для Ростоцкого логическим продолжением его размышлений о личности, о мере ее сопротивления обстоятельствам. Вот что сказал об этом сам Ростоцкий: «Война справедливая, война, которую наш народ, а вслед за ним и весь мир назвал Великой Отечественной, уносила жизни, но не убивала в нас личность. Многим важным и непоколебимым для меня представлениям о величии Человека я обязан войне. Уверен, не только я...». Внешне локальная ситуация, как в капле воды, отразила испытания и утраты советского народа, отразила и несгибаемую мощь народного характера. Возникала какая-то особенно сердечная связь между экраном и залом, от дней войны была протянута ниточка к сегодняшнему нашему мироощущению, к мыслям о святости материнства, о вечной цепочке продолжения рода. Так в фильме «А зори здесь тихие» открылись главные качества художественного мира Ростоцкого — проникновенная человечность, ощущение трепетности жизни, которую необходимо защитить от жестокости и равнодушия. Утверждение преобразующей силы человека, его способности отстоять духовную культуру — вот сквозная тема лучших работ Ростоцкого, она определяет и характер его режиссуры, присущий ей лиризм и вместе с тем публицистичность. Потому закономерным выглядит его обращение к повести Гавриила Троепольского «Белый Бим Черное ухо», проникнутой заботой о сохранении в человеке человеческого, воспитании доброты и человеколюбия. Как закономерно и обращение к страницам далекого прошлого в новой работе режиссера «И на камнях растут деревья», тема которой -патриотизм и борьба за свободу — раскрыта в острых событиях, столкновениях сильных характеров. В былые времена поэты стремились метафорически «очеловечить» природу. Сегодня, когда серьезное искусство всего мира стоит перед необходимостью «очеловечить человека», гуманистический пафос фильмов Ростоцкого стал еще ближе и понятнее всем.

Плахов А. Станислав Ростоцкий // Советский фильм. 1985. № 7.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera