Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Первоначальное амплуа — драматический любовник
Театральная карьера Петра Чардынина

В своих воспоминаниях о Петре Ивановиче Чардынине первая жена кинорежиссера, К. П. Новицкая писала: «[он родился] в г. Симбирске, в мелкой купеческой семье» и с детства „мечтал быть актером, и все свои гроши тратил на театр. За это мать его драла, хотела выбить из него эту мечту. Но это не помогло, желание стать актером глубоко запало в его душу. Не окончив симбирскую гимназию, совсем юношей сбежал из дому, приехал в Москву — без гроша, без знакомых. Нашел какой-то урок, чтобы как-нибудь существовать. Нанял на чердаке комнату за пять рублей в месяц. Впоследствии мать сжалилась и стала присылать 25 рублей в месяц. Петр Иванович не оставив своей заветной[1] мечты, стал добиваться поступить на курсы в Московскую филармонию. Подал заявление и его допустили до экзамена. Экзамен выдержал хорошо и был принят по классу В. И. Немировича-Данченко, считался способным учеником и его освободили от платы за право учения. Товарищи по классу были И. М. Москвин, Кошеверов, [Мария] Тарасова, [нрзб]“[2].

Фактическая неточность изложения, построенного по канонам артистической биографии, обнаруживается в сопоставлении с документами. В «Журнале учеников и учениц» Музыкально-драматического училища, куда Петр Красавцев был зачислен 30 августа 1890 года, точно проставлена дата рождения: 28 января (по старому стилю) 1872 года. В графе «происхождение» значится «сын дворового человека», то есть работника, после отмены крепостного права не захотевшего покинуть хозяина. Среди документов, представленных Красавцевым, значатся метрика и аттестат: то есть гимназия так или иначе была окончена[3].

Его педагогами по драматическому классу сначала были А. И. Южин и А. Н. Невский, которого и сменил в 1891 году Вл. И. Немирович-Данченко. ‹…› Иван Москвин поступил в училище уже после того, как его окончил Красавцев.

В «Отчетах музыкально-драматического училища Московского филармонического общества» за 1891–92 и 1892–93 годы указано, что Петр Красавцев действительно был освобожден от платы за право учения[4].

Кроме драматического, он окончил класс истории искусств и истории драмы (за 1892–93 учебный год). Экзаменационный спектакль состоялся 12 марта 1893 года (по ст. стилю). Критик журнала «Артист» так оценил дарование выпускника: «У г. Красавцева хороший голос, ясное произношение и в то же время недостаточное умение пользоваться голосовым материалом, сухость дикции, отсутствие чувства, недостаточная свобода жестов и малоподвижное лицо. Нам кажется все же, что школа могла бы больше сделать для г. Красавцева. Исполнение им ролей трагика («Таланты и поклонники») и слуги Левелье («Севильский цирюльник») показало, что молодой исполнитель далеко не лишен сценических данных, которые еще ждут своего развития[5].

По окончании училища Красавцев, взявший псевдоним Чардын, а потом Чардынин, начинает карьеру провинциального актера и антрепренера. Есть закономерность в том, что зимний сезон артист, как правило, проводил в более или менее стабильной антрепризе, а на летний (иногда и весенний) собирал собственное товарищество, подвизавшееся в небольших нетеатральных городах России.

Так, в 1895 году весенним сезоном в Златоусте играет труппа под его руководством, в которой участвуют его жена К. П. Новицкая и сокурсник А. С. Кошеверов. В 1898 году Чардынин принимает на летний сезон (после отказа от дела С. С. Рассатова) антрепризу в Белгороде. Летом 1899 года его труппа гастролирует в Орехово-Зуеве, в летний сезон 1900 он держит здесь антрепризу. В те же годы его имя упоминается в составе антреприз П. А. Алякринского (Вятка, 1897–98, зима), В. Н. Викторова (Вологда, 1900, весна; Уральск, 1900–01, зима) и др.

Первоначальное амплуа Чардынина — драматический любовник. По условиям провинциального театра того времени, он должен играть не меньше двадцати ролей в сезон, как правило, с одной-двух репетиций. Разброс — от пьес Гоголя и Островского до псевдоисторических драм Н. Л. Пушкарева и водевилей И. И. Мясницкого. Имя артиста не гремит, но провинциальные хроникеры театральных изданий (главным образом, журнала «Театр и искусство»), нередко выделяют его по итогам закончившегося сезона. «П. И. Чардынин — (драмат. любовн.) — молодой, способный и трудолюбивый, но не достаточно еще опытный артист, в игре его замечается натянутость и деланность», — считает вятский корреспондент[6]. Сурово отозвавшись о труппе В. Н. Викторова в целом, рецензент из Уральска заключает: «...из мужского персонала лучшими из исполнителей (при всем их однообразии) следует признать гг. Чардынина и Татаринова»[7].

Наверное, одной из самых лестных характеристик Чардынин удостоился в Вологде: «Г. Чардынин, который в труппе [В. Н. Викторова] занимает должно быть амплуа вторых любовников, в свой бенефис поставил «Гамлета», в переводе Гнедича. Те немногие, которые были в театре, получили неожиданное удовольствие. Честь и слава г. Чардынину, что он поработал добросовестно и старательно над Гамлетом. Публика оценила это и наградила серьезного актера не только многочисленными вызовами и дружными аплодисментами, но и четырьмя подношениями. А г. Чардынин сыграл Гамлета не хуже заправских премьеров провинциальных театров[8]. Вершиной актерской карьеры Чардынина стало приглашение в Москву, в театр Введенского народного дома, где он прослужил с 1908 по 1910 годы[9]. Происходит постепенная смена амплуа — среди ролей артиста все больше благородных особ и резонеров: Стародум («Недоросль»), Сергей Сергеевич Паратов («Бесприданница»), Президент («Коварство и любовь» Ф. Шиллера) и прочие. Работа в московском театре позволяет ему закрепиться во второй столице, вероятно, возобновить старые связи и обзавестись новыми. Новицкая запомнила, что встреча Чардынина с четой Ханжонковых произошла в театре Введенского народного дома.

Как антрепренер Чардынин руководствовался (в особенности на первых порах) проверенными стратегиями; но, по-видимому, он вообще хотел удивлять и привлекать публику разными, даже экзотическими способами. ‹…›

В «Театре и искусстве» за 1899 год корреспондент журнала из Орехово-Зуева пишет, что «раньше ставили больше Островского и Шпажинского», но «нельзя этого сказать о гастролирующей у нас в настоящее время труппе под управлением г. Чардынина. Репертуар, исключая двух пьес Карпова и одной Шпажинского, полубалаганный, и уж во всяком случае нежелательный и устарелый.

Такие «шедевры», как «Двумужница» князя Шаховского, «Две сиротки», «Гайдамак Гаркуша» и прочее в том же духе, говорят сами за себя[10]. В номере «Театра и искусства» за 1910 год встречаем сообщение из Ярославля о «Первом плавучем театре Двух масок» г. Чардынина, курсировавшем в продолжении летнего сезона по Волге: «Театр помещается на большой барже «Садко», отделан довольно уютно, имеет собственную электрическую станцию и 320 мест в зрительном зале. Репертуар составлен из одноактных и двухактных водевилей, фарсов и пьес репертуара «Театра Ужасов»... Труппа делает хорошие сборы[11].

Характеристика сценической деятельности Чардынина и ее провинциального периода будет неполной без учета его пьес, переделок и обозрений[12]. Обращает на себя внимание «Кошмар. Трагическая баллада в 2-х действиях», написанный Чардыниным, предположительно, в 1907–08 гг. Герои пьесы — майор, потерявший на войне обе ноги, и его брат — студент. Действия как такового нет — есть воспаленные, полубезумные излияния двоих в первом акте, прерываемые появлением жены майора, и захлебывающийся, бредовый, нескончаемый монолог студента — во втором. Рассказывая о сражениях, майор говорит о солдате, которому на его глазах оторвало голову, а потом спрашивает: «Ты не пробовал пить кровь?» «...Я перестаю понимать, что можно — чего нельзя. Если сейчас я возьму тебя за горло сперва тихонько, как будто ласкаясь, а потом покрепче и удушу, что это будет», — вопрошает студент. «Сны мои ужасны и безумны»; «Какой-то кровавый туман обволакивает землю и я начинаю думать, что приближается момент мировой катастрофы»; «Кровавый пир — в этом кроется сама правда...»; «Воронье кричит»; «Я должен сойти с ума» —подобными мотивами пронизана эта странная пьеса, заставляющая вспомнить и об экспрессионизме, и о театре ужасов. «Больная» тема и описываемые ужасы сыграли свою роль — 16 февраля 1908 года цензура признала пьесу неудобной к представлению[13].

В 1910-е годы, по мере увлечения кино, сокращается театральная деятельность Чардынина. Очевидно, что кинематограф во всех своих формах наиболее отвечал его интересам как актера, режиссера, сочинителя и предпринимателя. Отдав в начале своей деятельности дань промежуточному жанру кинодекламации, он вскоре становится успешнейшим среди режиссеров российского немого кино.

Конаев С. Театральная карьера Петра Чардынина // Киноведческие записки. 2004. № 69.

Примечания

  1. ^ В оригинале — заметной.
  2. ^ Новицкая К. П. Воспоминания о старейшем кинорежиссере Петре Иванов. Чардынине. // Государственный центральный музей кино, ф. 3, оп. 1, ед. 37, л 1—1. об.
  3. ^ См.: Филармоническое общество. Музыкально-драматическое училище. Журнал учеников и учениц. с 1883 по 1894 гг. // Музей МХАТ. Архив Немировича-Данченко. № 11112, л. 94.
  4. ^ Отчет музыкально-драматического училища Московского филармонического общества. За 1892–93 учебный год. М., 1893. С. 16.
  5. ^ Артист. М., 1893. Кн. 3, № 28. С. 159.
  6. ^ Театр и искусство. СПб., 1898, № 13. С. 271.
  7. ^ Театр и искусство. СПб., 1902, № 16. С. 338.
  8. ^ Театр и искусство. СПб., 1900, № 8. С. 174.
  9. ^ См.: Театр и искусство. СПб., 1908, № 16. С. 286 (о вступлении в труппу); Рампа и жизнь. М., 1910, № 14. С. 228 (о выходе из нее).
  10. ^ Театр и искусство. СПб., 1899, № 30. С. 526.
  11. ^ Театр и искусство. СПб., 1910, № 22. С. 447.
  12. ^ Они хранятся в Центральной научной библиотеке СТД (Москва) и Санкт-Петербургской театральной библиотеке.
  13. ^ Заключение цензора см.: РГИА, ф. 776, оп. 26, ед. хр. 27, л. 37.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera