Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
«Чтобы подняться, надо покинуть избитую дорогу»
О жизни Маргариты Барской

«Чтобы подняться, надо покинуть избитую дорогу». Эту фразу Винкельмана Маргарита Александровна Барская отметила в своих записных книжках. Она родилась 19 июня 1903 года в Баку. Девочке было 6 лет, когда отец оставил семью, и воспитанием Мары и двух ее сестер занималась мама. Поступок отца настолько возмутил Маргариту, что позже, при получении паспорта, она взяла себе другое отчество. Мама была шляпницей, но шляпного заработка на прокорм троих детей, конечно, не хватало, и она «подкреплялась», сдавая комнаты артистам, приезжавшим в Баку на гастроли. Оказавшись в актерской среде, девочка с ранних лет ни о чем другом и не думала, как о работе в искусстве. Сцена притягивала ее.

Актерская карьера Барской складывалась блестяще: к выпускным экзаменам из «русского отделения» недавно открывшейся Государственной Азербайджанской драматической студии (начало 1922 года) было допущено семь человек, среди которых Мара оказалась единственной, получившей приглашение сразу в три театра. В передвижном театре «Красный факел» под руководством Татищева Барская быстро заняла ведущее положение. Большинство ролей, которые она тогда играла, были детские. Это неудивительно. И в 30 лет актриса выглядела юной 20-летней девочкой с невысокой тонкой фигурой, короткой стрижкой рыжевато-каштановых волос, с большими выразительными карими глазами на румяном овальном лице. И при этом была по-женски эффектна.

На гастролях в Одессе кинофабрика предложила Барской договор, а крупнейший актер и режиссер русского кино того времени Петр Чардынин — руку и сердце. «Чудесный человек, — писала о Чардынине Маргарита Александровна. — Как хорошо, что я прожила с ним шесть лет, несмотря на все горе, которое было. Я все ж ему обязана многим, в том числе терпимостью к людям. Это один из лучших представителей русской интеллигентной богемы. Старый могикан, больше таких не будет. На шестом десятке покорить такую колючую девчонку, какой была я, жениться на ней (замучить до того, что она сбежала), взять другую жену, еще моложе, работать всю жизнь, острить, пить, раздавать деньги до копейки, сохранять постоянное доброжелательство к людям, гнуть руками подковы, создать русскую кинематографию и перед смертью вздохнуть, что… сколько еще хороших девушек осталось». Барская сбежала не столько от Чардынина, сколько к своей мечте — снимать детское кино. На одиннадцати картинах Чардынина Маргарита Александровна была так называемым «черновым» режиссером. По ее предложению, когда в 1925 году снимались две серии «Тараса Шевченко», был снят специальный вариант для детей.

О детском кино в те времена на Украине нечего было и думать, но оказалось, что в Москве положение не лучше. В 1930 году Барская по своему школьному сценарию на сельскохозяйственную тему поставила в «Востоккино» фильм «Кто важнее — что нужнее», признанный прессой и педагогической общественностью как первое настоящее пособие комплексного преподавания. Руководство ухватилось за способного режиссера и предложило ей поставить «взрослый» — настоящий — фильм. Барская отказалась, мотивируя принципиальным желанием работать в области детского кино, и была уволена «за невозможностью использования».

Свернув с «проторенного» актерского пути, Маргарита Александровна упорно преодолевала все возникающие препятствия. В 1931 году она написала сценарий фильма «Рваные башмаки», съемки которого ей удалось закончить только к концу 1933 года. Действие фильма происходит в некой западной капиталистической стране, хотя изначально под этой страной подразумевалась Германия, тогда еще не гитлеровская, и даже был приглашен «консультант по Германии» известный политический деятель Карл Радек. Именно это обстоятельство сыграло в судьбе Маргариты Александровны роковую роль.

В 1935 году на даче Максима Горького устроили встречу Ромену Роллану с лучшими кинематографистами страны. Встреча превратилась в своего рода «бенефис» Маргариты Барской. Отвечая на любой вопрос, Ромен Роллан неизменно «сворачивал» к «Рваным башмакам». Вот, мол, какие фильмы нужно снимать, какие сценарии должны быть, какие фильмы следует показывать за границей, это новое слово в кинематографе и прочее. Горький сказал проще: «Если бы я раздавал ордена, то я бы за эту картину орден дал. Я бы ей (раздвинул руки на полметра) такой орден дал, я бы (сделал рукой движение, как бы поднимая тяжесть) фунтов в пять ордена не пожалел… А как это вы сделали, что у вас маленький мальчик перед витриной дает такую гамму эмоций, которые доступны только большому актеру?»

<...> Режиссер настаивала, чтобы дети снимались не более 4 часов. Позже эта норма официально была утверждена трудовым законодательством. Да и сами принципы работы с детьми на долгие годы стали основополагающими.

«Давно уже не было на нашем экране фильма, вызвавшего столько похвал. Уже одно это говорит о “Рваных башмаках” как о ярком и значительном явлении советской кинематографии», — отметил Лев Кассиль и… принес на «Межрабпом» повесть «Черемыш — брат героя». Так с легкой руки Маргариты Барской детские писатели «повернулись» к кинематографу.

В 1936 году «закрыли» почти законченную картину «Отец и сын» (сохранился смонтированный позитив и отдельно — черновая фонограмма). Причин для закрытия обнаружилось более чем достаточно. Впервые в отечественном кино этот фильм в острой форме затрагивал проблему воспитания детей в советской семье и школе. Тема была актуальна, и именно актуальность «смутила» руководство. Действие «Отца и сына» разворачивалось в московских закоулках и трущобах, что шло вразрез с негласной установкой показывать только парадную и радостную столицу. Однако было еще одно, не менее «весомое» обстоятельство: Карл Радек был арестован как «враг народа».

Барская не была членом семьи Радека и потому не подверглась репрессиям. Однако завистники не преминули воспользоваться этим обстоятельством и устроили Барской самое настоящее судилище. Но Маргарита Александровна оказалась, на удивление, стойкой и принципиальной: «Он не враг! Если бы я знала, что он враг, то сама застрелила бы его!» Бывшие друзья в целях безопасности предпочли прервать знакомство. Кино для Маргариты Александровны с тех пор было закрыто. <…> Доведенная до отчаяния, Барская выпрыгнула из окна своей квартиры на пятом этаже.

Тюрикова Н. Маргарита Барская // Алфавит. 2000. № 48.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera