Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Либерал, профи и прогрессист
О Шебалине, идеалисте и педагоге

Упоминая имя Виссариона Шебалина, обычно добавляют, что это был композитор шостаковичского круга и представитель шостаковичской школы. Что правда и неправда одновременно. К кругу, безусловно, принадлежал. Вместе играли, в частности на парном авторском концерте в 1924 году. Вместе преподавали в Московской консерватории, в частности Мстиславу Ростроповичу. Какое-то время в качестве председателя правления Союза композиторов СССР (1941-1942), а потом и в качестве директора Московской консерватории (1942-1948) Шебалин номинально казался даже главнее Шостаковича. А вот со школой — вопрос.

Провинциал (родом из Омска), неофит (в музыку пришел после сельскохозяйственного института), не только композитор, но и редактор, не только советский номенклатурщик, но и профессор, воспитавший композиторов второй волны русского авангарда (в том числе гуру авангардизма 60-х — Эдисона Денисова), Виссарион Шебалин воспринимался гораздо менее официально, зато более многосторонне, чем Дмитрий Шостакович.

Родители-учителя дали ему имя Виссариона Белинского, с которым Шебалин родился в один день — 11 июня. Хотели дать интеллигентную профессию сельскохозяйственника, отправить поближе к земле — подальше от продажного городского чиновничества, с тем и успокоиться. Не вышло. Бросив сибирский институт, Шебалин поехал в Москву и поступил (в 1922-м) в класс Николая Мясковского — композитора дореволюционной этики, выучки и образа жизни.

От Николая Мясковского — жанровый консерватизм (симфонии, квартеты) и интенсивность партитуры, это вам не «белый строй до» композитора Прокофьева. От Мясковского же — умеренное западничество: с кем только не переписывался учитель, перманентный респондент того же Прокофьева, находившегося тогда в эмиграции, и плеяды осевших в Париже русско-украинских музыкантов. При этом — абсолютное доверие к собственному прошлому: помимо академических опусов масса обработок народных песен. И — что еще главнее — уважение дореволюционной русской традиции.

Виссариона Шебалина, конечно, можно назвать образцовым представителем советской интеллигенции. Но нет, не таким был человек, принимавший в свой класс по наводке того же Шостаковича талантливых провинциалов. Внушавший вопреки официальной музпедагогике приятие западного авангарда. И в ущерб собственным авторским амбициям — хотя как номенклатурщик имел гарантированный заказ не только на киномузыку, но и на крупные жанры (оперу «Укрощение строптивой» даже в филиале Большого театра ставили) — досочинявший «Сорочинскую ярмарку» Мусоргского.

Это был, так сказать, Римский-Корсаков советского времени. Либерал, профи и прогрессист — именно эти черты роднят Шебалина с самым спокойным и самым преданным идеализму гением «Могучей кучки». Если учесть, в какой стране он жил, — давно пора памятник ставить, который пока даже в родном его Омске не могут выбить у городских властей.

Впрочем, памятником профессору Шебалину — все-таки в первую очередь профессору, а потом уже крупному советскому композитору, автору шести симфоний, девяти квартетов (за «Славянский квартет» — Госпремия, 1947), увертюр, музыки к фильмам, директору консерватории и сподвижнику Дмитрия Шостаковича — его ученики. Тихон Хренников и Мстислав Ростропович, Александра Пахмутова и Николай Каретников, Карен Хачатурян и Эдисон Денисов. Всего их около 80. Всех их, непохожих и разных, он напутствовал примерно теми же словами, какие на выпуске из консерватории слышала от Виссариона Шебалина одна, ставшая знаменитой, его ученица: «Не думайте, что, закончив консерваторию, вы будете только сочинять и преподавать. Не ждите! Такое время не наступит. Вам предстоит взять на себя всю полноту ответственности за судьбы нашей музыки». Александра Пахмутова эту полноту взяла не раздумывая. Как, впрочем, и все другие шебалинцы.

Черемных Е. Учитель советской музыки // КоммерсантЪ. 2002.
11 июня.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera