Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Сам период взят неудачно
Нарком просвещения Бубнов о сценарии «Большевик»

Т. Стецкому

Я прочитал сценарий «Большевик» и имел беседу с т. Траубергом (Козинцева нет в Москве). Сценарий, на мой взгляд, совершенно неудачен. Сценарий написан на тему о рабочем, выходящим на путь большевизма. Период взят — годы реакции, после революции 1905 года. ‹…› Сам период взят неудачно, так как в эти годы реакции и распада мы не имели оформления нового поколения большевиков, это произошло позже — в годы подъема — в эпоху «Правды». Конечно, приток в партию молодых рабочих имел место и в годы реакции (1907–1910 гг.), но оформление их как новых большевистских кадров произошло именно в годы подъема, в эпоху «Правды». Уже в силу этого сценарий получился бледноватым, по фактическому, художественному материалу мало конкретным и по выведенным персонажам недостаточно типичным.

Пролог сценария дает в общем правильный ввод в годы реакции, хотя несколько поверхностный и случайный, но он содержит ряд неудачных и фальшивых мест (см. стр. 8, 12, 14, 15 и 16–18). Дальше дело идет уже хуже, хотя все части сценария содержат немало интересных мест и неплохо задуманных коллизий.

В 1-й части авторы сценария дают «трех товарищей», которые должны представить три типичных фигуры и чуть ли не три «пути» для рабочей молодежи того времени.

Во 2-й части сценарий «кончает» с первым из них — с рабочим Андреем (пропадает инструмент, мастер обзывает его вором, он не находит иного выхода, как повеситься).

В 3-й части кончает свою жизнь второй из товарищей — Дема (который «любил музыку»).

В жизни и борьбе остается третий товарищ — Максим, который и выходит в большевики. Путь его показан авторами так: хождение к адвокату (втроем, по делу Андрея), в буржуазную газету (по тому же поводу), потом полицейский участок, там встреча с молодой девушкой-большевичкой, затем посещение завода министром, прокламация на заводе, убийство мастера Демой, похороны Андрея, речь Максима, демонстрация и арест.

В 4-й части — тюрьма, избиение, протест. Здесь Максим встречается со старым большевиком Поливановым.

5-я часть — высылка Максима, партконференция, письмо Ленина, разгон полицией и войсками конференции, ранение Поливанова.

6-я часть — Максим выходит из оцепления городовых, минуя все опасности, попадает в меньшевистское Литературное бюро, оттуда в б[ольшевистск]ую подпольную типографию, затем встреча с Наташей (молодая большевичка), первая прокламация Максима, встреча с Поливановым и отправка Максима в Сормово по чужому паспорту на подпольную б[ольшевистск]ую работу.

Как видите — путь к большевизму молодого рабочего изобретен довольно таки схематично и бледно. Фигура Наташи эпизодична. Старый большевик Поливанов местами дан интересно, но «засорен» рядом трюков (см. стр. 8–9, 15, 16–18, 66–67, 72–73). В тексте есть ряд небольших несообразностей (вроде записки в тюрьму о конференции и побеге). Конец — натянутый и фальшивый. Все это и приводит меня к выводу, что сценарий неудачен и большевика, собственно, там никакого нет. Заголовок содержанию сценария не соответствует.

Тов. Траубергу я советовал за основу взять эпоху «Правды», показать все эти годы, богатые событиями, борьбой, представляющими крупнейший этап в истории рабочего движения и большевизма. Здесь — массовое движение, стачки экономические и политические, переплетения их, соединение легальных и нелегальных форм, рост большевистской подпольной организации, думская б[ольшевистск]ая фракция, «Правда» с ее огромной работой, баррикады перед самой войной.

Показать всю эту эпоху надо «в лицах», показать, как именно вырастали в эти боевые годы новые большевистские кадры — правдистское поколение. Вот здесь можно дать большевика. И дать не как исторический фильм, а как художественный киносценарий на основе исторического материала одной из замечательнейших эпох в истории нашей революции и большевизма.

Если в сценарии «Большевик», пролог + шесть картин, то можно было бы, по моему, из 7 частей — две взять, как введение, посвятив их годам реакции (здесь можно использовать и данный сценарий), а остальные пять — целиком посвятить эпохе «Правды», выведя на этом фоне настоящего большевика-«правдиста», показав его путь и его облик в типичных ярких и занимательных образах.
А. Бубнов

Р. С. Киноавторов надо приучать к серьезному отношению к сюжету. Написать сценарий на тему «Большевик» — это дело архисерьезное. Над ним надо поработать — и эпоху изучить, и в архивах посидеть, и с людьми поговорить, и на месте изучить прошлое.

И чем моложе автор, тем крепче надо нажимать именно на эту сторону художественной работы. С «авторским» самолюбием считаться следует, но потакать им вредно.

А. Б.

Отзыв А. С. Бубнова на сценарий фильма «Большевик». 16 августа 1933 г. // Кремлевский кинотеатр.1928—1953. Документы. М.: РОССПЭН, 2005.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera