Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
294 дня на колесах
О передвижной киностудии

‹…› Нашей идее восторженно сочувствовали, но вагонов не давали. Семь месяцев мы стучали во все двери, пока наконец не настал один из самых счастливых дней моей жизни: нам отдали три старых вагона и мы отправили их на завод имени Войтовича.

На наших глазах рабочие выбросили вагонные «потроха», освобождая площадь для цехов необычной кинофабрики.

Выделив один вагон для жилья, в двух других мы с огромным трудом смонтировали все технологические звенья кинопроизводства. Полвагона отвели под главный цех — кинолабораторию.

Энтузиаст поезда, незабвенный мастер-лаборант Г. Г. Шевяков, гарантировал норму обработки пленки до двух тысяч метров в сутки. Это значило, что наш главный рабочий принцип — «Сегодня снимаем — завтра показываем!» — становился бесспорной реальностью.

Полвагона занял самый просторный монтажный цех — с шестью монтажными столами.

За ними должны были работать сценаристы и режиссеры. Другого места в поезде им все равно не нашлось бы: и опыт показал, что мы не ошиблись.

Рядом с монтажным цехом спланировали своеобразный цех мультипликации на три станка. На двух станках велась работа над сериями мультипликационной комедии «Похождения верблюда». Этого «верблюда» удачно придумал поэт Александр Безыменский на строительстве Сталинградского тракторного завода. Вырезанный из фанеры верблюд стал символом позора. Обычно он кренился над входом в самые отстающие, находящиеся в прорыве цеха и конторы стройки. Избавиться от него можно было только ликвидировав прорыв.

Для «Похождений верблюда» целая бригада художников-мультипликаторов рисовала на прозрачном целлулоиде небольшие сюжеты. «Верблюд» шагал по дворам отстающих цехов, плевался, глядя на пьяниц и прогульщиков, висел над воротами МТС (машинно-тракторных станций), срывавших уборку урожая, бегал за поездами, появлялся за спиной президиумов собраний, спал возле неотремонтированных тракторов...

Третий станок в мультцехе был предназначен для съемки титров. Кинематограф был еще немым. Надписей в фильмах было много, и нам нарезали в Москве из картона разные шрифты.

Рядом с монтажным цехом мы оборудовали рабочий просмотровый зал. Он имел два метра в длину — размеры обычного вагонного купе. В кинобудке (буквально в 1 кв. метр!) была установлена простейшая кинопередвижка. Этим, собственно, и ограничивалась вся наша производственная база.

В бригаде нашего кинопоезда было пять-шесть съемочных групп, каждая из которых состояла из оператора и режиссера, последний по совместительству выполнял еще и обязанности директора.

Как ни тесно было у нас в поезде, полвагона мы отдали под гараж. Сорок с лишним лет назад рассчитывать на автотранспорт местных организаций было бесполезно, а без машины ничего бы у нас не получилось. Серго Орджоникидзе, горячо поддержавший нашу идею, подарил нам новенькую полуторку из первой партии автомашин Горьковского автозавода.

Сломав крайний тамбур, мы закатили свой грузовичок по специальным слегам в вагон. В дальнейшем, на остановках, в пустующем помещении гаража развертывали типографию и наша поездная редакция выпускала газету «Темп».

И все же как в поезде было тесно! Электростанция, складские помещения, осветительный парк, пять кинопередвижек — все требовало площади, которую мы уже меряли на квадратные сантиметры... Теснота преследовала нас на каждом шагу как величайшее зло. Противопоставить ей мы могли единственное утешение: на подводной лодке еще теснее, а какие дела делают!..

У нас было тридцать два спальных места для очень дружной команды энтузиастов. Тридцать третьего положить было бы некуда, хотя по объему работы штат поезда следовало удвоить.

Отсеивая скучных, бескрылых людей, мы упорно подбирали стойких романтиков, согласных на:

— жилплощадь — 1 кв. метр (норма четырехместного купе) со сроком найма один год;

— никаких ограничений в рабочем времени;

— обязательное участие в авралах в любое время дня и ночи: съемка титров, разгрузка и погрузка автомашины, поездка за продуктами, уборка помещений и так далее;

— обязательное совмещение нескольких профессий: безотказное выполнение обязанностей монтажницы (каждый должен был сдать экзамен на склейку пленки) и киномеханика (тоже экзамен!), осветителя, наборщика титров и разнорабочего...

В наши планы жизнь внесла свои коррективы. Появились в поездке и монтажницы и киномеханик, но авралы остались. ‹…›

Медведкин А. 294 дня на колесах // Из истории кино. Документы и материалы. Вып. 10. М.: Искусство, 1977. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera