Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Это было со мною и со страной
Воспоминания старого коммуниста Александра Медведкина. Статья приурочена к 80-летию второго съезда РСДРП

‹…› Вообще, я считаю, что трудно найти поколение в истории человечества, которому посчастливилось так прожить свое время, как моему — поколению ровесников XX века. На наши плечи сама История возложила грандиозный труд по преобразованию человеческого общества.

Я состою в рядах ленинской партии уже 63 года. В нашем кинематографе я, видимо, один из старейших коммунистов. ‹…›

Родился я в марте 1900 года, и в памяти еще живут трагические картины дореволюционной бездонной российской нищеты и отсталости. Уже ничего не осталось от этого прошлого. ‹…›

В 1903 году мне было мало лет, и я, разумеется, еще ничего не понимал. Первые мои воспоминания, связанные с народной борьбой за новый мир, относятся к 1911 году. Был у меня дядя — рабочий железнодорожного депо. Мне он, конечно, тогда ничего не рассказывал, но я знал, что он участвует в нелегальных сходках, ведет борьбу в защиту рабочего класса. Вспомнил я о нем в 1917 году, когда началась российская революция.

В 1917 году мне было семнадцать лет. Летосчисление ровесников века в истории страны очень простое: в 1903 году мне было три года, в 1905 году — пять лет, в 1914 — четырнадцать... Не правда ли, в этом летосчислении есть нечто глубоко символическое: легко складываются в единый образ все знаменательные даты жизни моего поколения. Ведь собственный опыт для летописца времени — тоже документ эпохи.

Что такое 17 лет? Это весна, первая любовь... Я в этот год впервые взял в руки винтовку. Дело было так. Я учился в Пензенском техническом училище, которое готовило дорожных мастеров, слесарей, машинистов для железной дороги. Вместе с другими учащимися входил в боевую дружину по поддержанию порядка в городе.

Тогда же явилась мне в лице солдата-фронтовика, одного из пензенских вожаков — Кураева, — партия большевиков. Маленький, в шинели, кашлял... Он часто выступал на митингах. Время было беспокойное — двоевластие. У нас в Пензе споры между большевиками и эсерами кипели отчаянные. Мы — рабочие ребята — шли, конечно, за большевиками. В партию большевиков я вступил в 1920 году, на фронте, в Первой Конной армии.

В трудный год молодой Советской республики — 1919-й — я был организатором добровольной дружины, которая отправилась на Южный фронт отражать натиск белогвардейских полчищ Деникина. Служил сначала в Царицыне. Так как у меня было техническое образование, меня поставили командовать пленными казаками на военно-полевых строительных работах. Мы рыли укрепления, строили площадки для орудий... Затем я продолжил службу в рядах легендарной Первой Конной... ‹…›

Конармия — самая замечательная страница моей жизни. Я был бойцом в эскадроне, потом работал в штабе (грамотных людей тогда было мало). Служил в должности «оперота» (оперативный отдел) — нечто вроде начальника полевого штаба при командире полка: изучал оперативные карты, писал и получал донесения... В Конармии же началась и моя деятельность на ниве искусства — вместе с товарищами мы создали солдатский сатирический театр.

Вспоминаю сражения с Деникиным, потом с белополяками, затем мы взялись за Врангеля. Наша дивизия дралась во время штурма Перекопа на Чонгарском перешейке. Мы сломили сопротивление белых, и дивизия получила звание Чонгарской. А когда в двадцать пятом году у меня родилась дочь, я назвал ее Чонгара... ‹…›

Первым моим учителем в кинематографе был Н. П. Охлопков. После демобилизации из армии некоторое время я работал у него в съемочной группе в качестве ассистента. Потом наши жизненные пути разошлись. В 1930 году я был мобилизован Центральным Комитетом партии в числе трехсот коммунистов в Казахстан — на проведение коллективизации. Должность моя звучала мирно: «Уполномоченный по хлебозаготовкам при Павлодарском окружкоме партии». Но на деле приходилось бороться за социалистическое преобразование деревни, преодолевая сопротивление вооруженного кулачества. ‹…›

Случилось так, что с кинокамерой в руках мне пришлось неоднократно помогать решению разных проблем колхозного строительства. Помню, в первых колхозах производительность труда больших бригад была низкая. И только в передовых сельхозартелях впервые пробивал себе дорогу метод работы звеном. Мы выпустили тогда фильм «За звено», кинопередвижки показывали его по деревням, помогая организационной перестройке колхозов. ‹…›

В своих первых сатирических комедиях я не сразу сумел овладеть оружием политической сатиры, что вызвало в кругах кинематографистов острые дискуссии. И здесь на помощь мне пришел А. В. Луначарский. Жестоко раскритиковав мои промахи, он горячо и практически помог мне во всей дальнейшей работе. Потом часто бывало, что работа шла по прямым заданиям партии. И сам я всегда старался уловить в своем сердце отклик на социальные заказы времени. ‹…›

Мне много лет, но если не подведет здоровье, то обязательно снова вернусь к тому, с чего начинал свой путь в искусстве — к проблемам народного хозяйства, жизни нашей страны. Подумываю, в частности, о теме, имеющей отношение к вопросам Продовольственной программы, к жизни села. Хотелось бы снять картину о... лошадях. Есть ряд авторитетных специалистов, которые считают, что зря мы полностью отказались от лошадей. Два бидона молока подчас возит огромный трактор — разве это не бесхозяйственность?.. А у меня с лошадьми столько связано! Помню, мне двадцать лет... По Украине конным строем идет армия Буденного. Весна. Эскадроны проходят по зеленой траве. Сочный запах мятой травы наполняет душу острой радостью жизни... Я не могу его забыть. До сих пор, выехав за город, сорву травку, разомну в руках. И ощущаю себя молодым. Вспоминаю великое время, когда вместе со своим поколением вступил в бой за счастье, за будущее человечества.

Медведкин А. Это было со мною и со страной… // Искусство кино. 1983. № 7.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera