Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Очаровательная сумасбродка
Владимир Соловьев о Елене Кузьминой

Кузьмина была архиталантливой, мудрой и очаровательной сумасбродкой. Авантюрный, независимый, гордый, неугомонный характер, грузинский темперамент, унаследованный от матери, незаурядное и весьма колкое остроумие, готовность во всем идти на риск, сломя голову, редкий писательский дар заметно отличали ее от большинства наших милых актрис. В кино она сыграла считанные роли, как, впрочем, почти все ведущие актрисы тридцатых годов. Тем не менее, представить себе становление и развитие отечественного кино без Елены Александровны Кузьминой невозможно.

Родилась в Ташкенте 17 февраля 1909 года. Отец — русский, мать — грузинка. В начале двадцатых годов семья переехала в Тифлис. Елена посещала школу только ради занятий в драмкружке. Однажды случай привел наркома просвещения Анатолия Васильевича Луначарского с его супругой актрисой Розенель на школьный самодеятельный спектакль, инсценировку романа И. С. Тургенева «Дворянское гнездо». Двенадцатилетняя исполнительница роли Лизы — Лена Кузьмина — понравилась высоким гостям, и они посоветовали девочке сразу после окончания школы поступать в театральный институт. Дома Елена заявила, что у нее обнаружили большой талант и в самое ближайшее время она собирается стать актрисой. На что любимая бабушка заметила, если Леночка и обладает каким-то там талантом, то пусть лучше держит его при себе, чтобы не осложнять жизнь другим. Бабушкины слова на какое-то время остудили пыл молодого дарования.

Ей было тринадцать лет, когда развелись родители. Уход из дома отца девочку не сильно задел, но сломал ее мать. Бабушка решила: в этот напряженный момент Леночка не должна вертеться под ногами у взрослых и мешать им обдумывать будущее житье, пусть лучше отправляется заканчивать школу в Москву к любимой родственнице тете Тоне. В Москве Лена получила аттестат зрелости. Ей исполнилось пятнадцать. Пора было становиться актрисой.

В телефонном справочнике она нашла фамилию первого попавшегося кинематографиста, им оказался соратник Эйзенштейна кинооператор Эдуард Тиссэ, и заявила ему, что в ней пропадает талантливая актриса. Чтобы талант не пропал, Тиссэ предложил поступить в институт кинематографии, благо экзамены только начинались. Но институт оказался не по зубам, пришлось бы сдавать экзамены по предметам, о которых девочка впервые слышала. И снова звонок Тиссэ. И тогда он посоветовал ей отправляться в Ленинград, считая, что ее дерзкий эксцентричный нрав, возможно, придется к месту в экстравагантной молодежной киномастерской — ФЭКС, взявшей своим девизом и руководством к творчеству слова Марка Твена: «Лучше быть молодым щенком, чем старой райской птицей». Название ФЭКС Леночке понравилось, что-то там про Марка Твена — тоже.

И вот она в Ленинграде. Руководители ФЭКС Григорий Козинцев и Леонид Трауберг сумели разглядеть в отчаянной, языкастой, по-мальчишески угловатой своенравной девице с огромными испуганными глазами большой запас нерастраченных душевных сил и творческой энергии, увидели яркую личность, обладающую тонким, нервным актерским чутьем. Достаточно обучить ее технике, до всего остального она дойдет сама — так рассудили молодые мэтры (Козинцеву тогда было 20, Траубергу — 23 года).

Так Кузьмина Елена Александровна оказалась полноправным и самым молодым членом киномастерской, где неизменно царила творческая, дружеская, даже интимная атмосфера. Годы коллективного поиска, занятия по «киножесту» и пластической выразительности (Козинцев), теоретическим дисциплинам (Трауберг), десятки разыгранных этюдов, различные виды спортивного тренажа: акробатика, бокс, фехтование, гимнастика, серьезная танцевальная подготовка не замедлили сказаться на результатах. Почти все фэксовцы стали профессионалами высочайшего класса.

Первый фильм с участием Кузьминой — «Братишка» (1927). Козинцев и Трауберг дали ей крошечную роль шарманщицы. Она была слишком крошечной, и актрисе понадобилось несколько раз внимательно посмотреть картину, чтобы увидеть себя на экране. Лишь в 1929 году режиссеры решили, что их подопечная вполне «созрела» для исполнения большой и серьезной роли в давно задуманной картине о героях Парижской коммуны. Основная тема ранних ФЭКСов (как, впрочем, и позднего Козинцева) — человек, раздавленный эпохой, должна была получить в фильме идеальное, как им казалось, пластическое решение. И сейчас «Новый Вавилон» после просмотра оставляет щемящее туманно-пронзительное очарование. А в юной коммунарке Луизе в исполнении Кузьминой мы видим искренний порыв веры, надежды, отчаяния и любви, чувств, питавших участников тех далеких драматических событий. Картина после выхода на экраны имела большой успех, хорошую прессу, широко показывалась за рубежом. Все признавали яркий своеобычный талант молодой исполнительницы роли Луизы. Сергей Эйзенштейн прислал из Москвы на студию телеграмму: «Поздравляю рождением новой актрисы».

Это был последний фильм ФЭКСов. Ленинградский институт сценических искусств пригласил Козинцева и Трауберга руководить киноотделением. Вместе с ними в институт перешла вся мастерская. В 1930 году Кузьмина получила диплом о высшем образовании. Ей был 21 год и она снова работала в новом фильме своих режиссеров. Прочитав сценарий, актриса была поражена. Главную героиню звали Елена Александровна Кузьмина. Ей было 20 лет. Когда она спросила у Трауберга, не случайное ли это совпадение, тот ответил: «Если бы вас случайно не понесло в кинематограф, вы могли бы очутиться на месте этой мужественной девушки. Мы себе представляем ее именно такой, как вы. Вот и дали ей ваше имя». Сценарий фильма «Одна» был написан по материалам газетной хроники, изменены только место, где происходили драматические события и финал этой истории. Кузьмина должна была сыграть Кузьмину, молодую городскую учительницу, посланную Наркомпросом на Алтай в одно из глухих ойротских селений на ликвидацию неграмотности. Вступив в непримиримый конфликт с местным баем, она чуть не погибла.

Перед самым отъездом на съемки у актрисы началось обострение застарелой болезни (всегда были плохие легкие). Не хотелось расставаться с интересной ролью и она решила рискнуть, поехала, скрыв ото всех свое недомогание. Натурные съемки проходили в невероятно сложных условиях в алтайском поселке «Нижний Оное» на берегу дикой реки Катунь. Кузьмина попала в ледяную полынь, ее еле выходили, но слегка обмороженные руки и ноги давали о себе знать еще многие годы. В 1931 году фильм «Одна» вышел на экраны. Критика помимо прочих восхвалений в адрес актрисы отмечала: Кузьмина при минимуме текста (одна из первых звуковых кинолент) сумела дать максимум пластической выразительности.

В картине Бориса Барнета «Окраина» (1933) ей удалось уговорить режиссера слегка расширить ее роль, придать элемент эксцентризма. В свою очередь, режиссер уговорил Кузьмину выйти за него замуж. Что она и сделала. Позже жалела: «...не подумав, стала женой Барнета. Это была одна из самых страшных ошибок в моей жизни. Барнет был годен на что угодно, только не для семейной жизни. Хотя он обаятелен и мужествен, но от него надо было бежать, накрывшись непробиваемой покрышкой. Никто меня не остановил. Решила все сама. Ни о чем не думая». Супруг ревниво запрещал ей сниматься в фильмах других режиссеров, даже у Козинцева и Трауберга, предложивших актрисе специально под нее написанную интереснейшую роль в фильме «Юность Максима». После ее вынужденного отказа им пришлось переделывать весь сценарий. Когда она работала в фильме мужа «У самого синего моря» (1936, одна из самых солнечных картин тридцатых годов), у них уже росла дочка Наташенька.

Михаил Ромм, его Елена Александровна знала и высоко ценила как режиссера и человека, предложил ей роль в картине «Тринадцать» (1937) и интересную экспедицию в Каракумы, где должны были проходить съемки. Барнет, как всегда, против. Это переполнило чашу. Высказав супругу все, что полагается в таких случаях, Кузьмина ушла от него. И как оказалось, навсегда. Уехала к Ромму в Каракумы. Съемки оказались продолжительными, «при температуре плавления мозгов», — говорила актриса. Кругом пески, скорпионы, змеи. Все сожжено безжалостным солнцем. Почти нет воды. И все же Елена Александровна эти дни работы с Роммом считала самым ярким и незабываемым впечатлением своей жизни. Зная, как единственная в его группе актриса тоскует по дочери, Ромм окружил ее таким вниманием, заботами и любовью, что результат не замедлил сказаться. Когда фильм остался позади, режиссер и актриса решили жить вместе. Через некоторое время они поженились. Ромм удочерил Наташеньку. И все встало на свои места.

Лучшей картиной Кузьминой принято считать «Мечту» (1943). Но просматривая ее сейчас, чувствуешь в образе Ганки некую заданность, что шло от сценария, отсюда отсутствие искренности, легкости в работе актрисы, так украшавших ее более ранние фильмы. «Мечта» — это не картина Кузьминой, хотя у нее главная роль. Это картина Фаины Раневской, впервые выступившей здесь во всю мощь своего таланта и, конечно, Михаила Ромма.

Следующую работу с Роммом «Человек № 217» (1945) нельзя назвать удачей. История русской девушки, угнанной в Германию и ставшей прислугой-рабой в доме немецких обывателей, была плакатно тенденциозной. Созданный в самом конце войны, фильм воспитывал искусство ненависти, а ненависть, как известно, плохой советчик в мирные дни.

Наверно, самый большой зрительский успех принесла Кузьминой «Секретная миссия» (1950) — лихо закрученный военный детектив о советской разведчице Маше Глуховой — доверенном лице и личном шофере Шелленберга (такая же баечка, как и истории о Штирлице). Создание на экране маски безжалостной немки-гестаповки была труднейшей, по признанию актрисы, задачей, с которой она отлично справилась.

Эмма Гамильтон, — «чертова баба», как называли ее английские моряки... Именно такой представила «леди Гамильтон» Елена Кузьмина в историческом фильме «Корабли штурмуют бастионы» (1953) в отличие от Вивиен Ли в знаменитой довоенной мелодраме. Актриса снялась у Ромма в последний раз. В середине пятидесятых годов киностудии обошло негласное постановление, запрещающее режиссерам снимать своих жен в главных ролях (а такое случалось довольно часто), поэтому Ромму, как он не настаивал, не позволили снять Кузьмину в «Убийстве на улице Данте» (1956). Ему назначили другую актрису — Евгению Козыреву.

Кузьмина снималась у других режиссеров. Правда, роли были не те, да и режиссеры — тоже. Работала в Театре-студии киноактера. Вместе с молодым ленинградским актером Иннокентием Смоктуновским подготовила концертный номер — фрагмент из пьесы Бернарда Шоу. Номер так понравился, что решили из него сделать фильм. Так появилась картина «Как он лгал ее мужу» (1956). Это был кинодебют Смоктуновского.

В 1971 году умер Ромм. Жизнь для нее остановилась. Друг семьи Фаина Раневская сказала ей: «Когда был жив Ромм, вы жили в нем. Когда он ушел, он стал жить в вас». Долгое время ни с кем не общалась. В кино не снималась. В 1978 году талантливейшая Динара Асанова уговорила актрису сыграть роль матери в ее картине «Беда». Вновь студия, съемочная площадка... На какое-то время к ней вернулось равновесие.

Ушла из жизни Елена Александровна Кузьмина 15 октября 1979 года. Прекрасную книгу новелл-воспоминаний, пронизанную грустью и юмором, законченную незадолго до того, как актриса распрощалась с миром, она начинала словами: «И чего только в моей жизни не было. Были у меня „фэксы“. Была у меня интересная работа. Был успех. Были и неприятности. Был у меня Ромм. Все было у меня. А остались только дочь и ее семья. Еще солнце, дождь, снег и дыхание. И осталась вся моя страна. Это не так мало».

Соловьев В. Великие и неповторимые:  Актеры русского советского кино 30-х — 40-х годов. М.: Госфильмофонд России, «Альфа-Принт», 1993.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera