Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
У Ханжонкова и Харитонова
Петр Чардынин за камерой и перед камерой

Человеком, может быть, не столь яркого дарования, как Протазанов, Бауэр, Гардин, но сделавшим для русского кино не меньше, чем каждый из них, был Петр Иванович Чардынин.

Он первым из театральных деятелей связал свою судьбу с кинематографом. В 1908 году он снимался в фильме «Выбор царской невесты», и дальше почти ни одна постановка в предприятии Ханжонкова не обходится без его участия — то как актера, то помощника режиссера, то сценариста, то как постановщика. Задолго до того, как Протазанов, Бауэр, Гардин начали свой творческий путь в кино, Чардынин был уже опытным и известным режиссером. За десять лет дореволюционного кинопроизводства он создал, по данным Госфильмофонда, около ста двадцати фильмов, а журнал «Мир экрана», отмечая в 1918 году юбилей Чардынина, называл даже более двухсот фильмов. И та и другая цифра рекордная, никем не превзойденная. Кроме того, во многих картинах других режиссеров он принимал участие как актер, и нужно заметить, что отдельные его актерские работы представляют не меньший интерес, чем его постановки.

Чардынин пришел на студию Ханжонкова из труппы Введенского народного дома, где он одновременно выступал и в качестве актера и как начинающий режиссер. Очень быстро он постигает разницу между театром и кино и увлекается новым делом так, что вскоре оставляет театр, становится одним из наиболее грамотных, опытных и знающих режиссеров кино. Все его фильмы отмечены высоким профессионализмом, тем, что принято называть кинематографичностью. Они сделаны добротно и умело, в них можно обнаружить все последние для того времени достижения кино — искусный и разнообразный монтаж, кадры, снятые разными планами и ракурсами, глубинное построение мизансцен, световые эффекты и так далее.

Хорошо зная возможности кино, Чардынин уверенно пользуется всеми выразительными средствами. Он нередко ставил фильмы на самые мизерные средства, по заведомо дрянному сценарию, с неумелыми или неспособными актерами, и все же добивался вполне удовлетворительных результатов. Способность Чардынина «вытягивать» самые безнадежные фильмы была хорошо известна предпринимателям и высоко ими ценилась.

Профессионализм Чардынина был признан и творческими работниками. Его фильмы до начала работы в кино Протазанова, Бауэра, Гардина были лучшими в русской кинематографии, и по ним учились мастерству едва ли не все начинающие режиссеры. Под его руководством начинали свою деятельность в кино такие известные мастера дореволюционной кинематографии, как операторы А. Рылло и Г. Гябер, художники В. Фестер и Б. Михин, режиссеры В. Туржанский и А. Чаргонин, актеры И. Мозжухин, В. Юренева, В. Полонский, В. Каралли, Н. Лисенко и многие другие.
Все они относились к Чардынину с уважением и любовью, и, как бы потом ни складывалась их судьба, эти чувства сохранялись ими на всю жизнь. С. Гославская рассказывает, что, в отличие от большинства кинематографистов, скрывавших от всех «секреты» кинопроизводства, Чардынин был необычайно открытым человеком, охотно рассказывавшим о своем опыте, особенно внимательным к молодежи и новичкам. Каждый съемочный день он заканчивал в трактире напротив павильона. Там, как ни мало подходящее было это место для творчества, около него собирались все, кто хотел с ним посоветоваться, что-нибудь узнать; там же он намечал порядок съемки на следующий день и объяснял актерам их задачи.

Среди постановок Чардынина можно найти все что угодно: фильмы всех жанров, направлений, различного качества. Но главное место в его творчестве занимали экранизации литературных произведений, преимущественно произведений русских писателей и поэтов. Это «Власть тьмы» Л. Толстого и «Мертвые души» Н. Гоголя (1909), «Вадим» М. Лермонтова и «Пиковая дама» А. Пушкина (1910), «Василиса Мелентьевна и царь Иван Васильевич Грозный» Д. Аверкиева и «На бойком месте» А. Островского (1911), «Весенний поток» А. Косоротова и «Рабочая слободка» Е. Карпова (1912), «Домик в Коломне» А. Пушкина и «Обрыв» И. Гончарова (1913), «Король, закон и свобода» Л. Андреева и «Мазепа» Ю. Словацкого (1914), «Злой мальчик» А. Чехова и «Убогая и нарядная» по Н. Некрасову (1915), «Хозяйка» Ф. Достоевского и «Принцесса Грёза» Э. Ростана (1916) и так далее. И, разумеется, репертуар определял методы работы Чардынина: главную ставку он всегда делал на актерское исполнение. Формалистические искания его мало привлекали — в этом отношении он был близок к Протазанову.

Чардынин был вместе с тем отличным оператором. Как правило, он являлся шефом-оператором всех своих фильмов. Отдельные картины он снимал сам. В частности, им был снят пользовавшийся в свое время шумной известностью фильм «У камина», высокое качество фотографии в котором отмечала вся пресса. Кстати, Бауэр получил в наследство от Чардынина, когда тот перешел на работу к Харитонову, не только актеров и сценарии, но перенял и многие его методы работы, как, например, предварительное обсуждение сцен с актерами и постоянное наблюдение за ходом съемки через визир камеры.

Одной из особенностей Чардынина была любовь к работе с постоянными, хорошо знакомыми актерами. Он, изучив актера, затем подбирал соответствующий его способностям материал для исполнения и снимал его в наиболее выигрышных планах и ракурсах. Так, заметив случайно зашедшую на студию С. Гославскую, он увлекает ее возможностью стать киноактрисой и создает с нею ряд великолепных для своего времени экранизаций сказок и былин, в которых молодая актриса удачно исполнила роли русских красавиц, царевен, боярышень. Позднее он так же создаст специальный репертуар для В. Холодной и закрепит ее славу, созданную Бауэром. В 1914–1915 годах он снимает с участием выдающейся актрисы того времени В. Юреневой «Обрыв» и «Женщину завтрашнего дня» (две серии) — фильмы, отмеченные в печати как высшее художественное достижение режиссера.
«Женщина завтрашнего дня» рассказывала о борьбе женщины-врача за свою личную свободу, за право на творчество, независимость, свободу чувств. Феминизм фильма не был предлогом для рассказа и показа эротической историйки, как это случалось нередко в то время, когда пытались ставить «женский вопрос», как это отчасти случилось и в фильме «Нелли Раинцева». Если Нелли Раинцева (артистка 3. Баранцевич) искала выхода из серенького, обывательского существования в объятиях лакея своего отца и, запутавшись, покончила с собой, то «Женщина завтрашнего дня» (по сценарию А. Вознесенского) действительно ставила вопрос равноправия женщины. Юренева смогла создать очень убедительный образ молодой, сильной, мужественной женщины, способной и бороться и победить.

В этом фильме поражает точность выбора режиссером и актеров на роли (помимо Юреневой очень удачно сыграл роль мужа-врача Мозжухин), и мизансцен, дающих свободу для движения актеров, и крупностей планов для показа тончайших переживаний, передаваемых Юреневой и Мозжухиным не жестами, а выражениями глаз, бровей, улыбками и усмешками.

Чрезвычайно удачными были выступления Чардынина в жанре комедии. Ему принадлежат одни из самых лучших комедий, сделанных по юмористическим произведениям Пушкина и Чехова; он снял ряд удачных, остроумных и злободневных комедий и фарсов по сценариям современных ему писателей-сатириков.
Но постепенно Чардынин, так увлеченно начавший работать в кино, словно бы охладевает или устает. В последние, предреволюционные годы его картины утрачивают свою свежесть, из них исчезает живое творчество. По-прежнему оставаясь знающим, опытным режиссером, внимательно следящим за всеми техническими новинками, Чардынин начинает лепить холодные ремесленные фильмы. В одном только 1915 году он создает 32 фильма, разумеется, при такой гонке нет места искусству. Его фильмы неизменно имеют коммерческий успех, но художественный их уровень невысок. Всегда глубоко безразличный к идейному содержанию своих постановок, Чардынин после перехода к дельцу Харитонову делает критерием для себя исключительно вкусы мещанского зрителя. Это, по-видимому, и обусловило перелом к худшему в его творчестве.
Тем не менее вклад Чардынина в развитие русского кинематографа очень велик и место, занимаемое им в истории, весьма почетно ‹...›.

Соболев Р. Люди и фильмы русского дореволюционного кино. М.: Искусство, 1961.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera