Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Актер, режиссер, оператор-самоучка
О развитие языка Петра Чардынина

«Выходец из крестьянского сословия, в 1891 он был принят в Музыкально-драматическое училище Московского Филармонического общества «классу Владимира Ивановича Немировича-Данченко». ‹...› Актер и режиссер провинциальных антреприз (Иваново-Вознесенск, Орехово-Зуево и др.). Первое упоминание в театральной печати — 1899. в 1900 — первый успех: «г. Чардынин, который в труппе занимает, должно быть, амплуа вторых любовников, в свой бенефис поставил „Гамлета“ в переводе Гнедича. Те немногие, которые были в театре, получили неожиданное удовольствие»[1].

1908 — работа в труппе Введенского Народного дома, знакомство с четой Ханжонковаых, роль в фильме Василия Гончарова.

В 1909 — режиссерский дебют в кино и последовавшие за ним десять лет работы в частном кинопроизводстве, за которые Чардынин снял около двухсот фильмов, из которых сохранилось 34.

Параллельно с работой у Ханжонкова Чардынин гастролировал по провинции с «киноговорящими» картинами, а в 1910 затеял собственную антрепризу — «Первый плавучий театр Двух Масок»: «Театр помещается на большой барже Садко», отделан довольно уютно, имеет собственную электрическую станцию и 320 мест в зрительном зале. Репертуар составлен из одноактных и двухактных водевилей, фарсов и пьес репертуара «театра ужасов»[2]. Вскоре, однако, Чардынин оставил все ради кинематографа и сделался ведущим режиссером студии Ханжонкова. с ним в кинопроизводство перешла часть труппы Введенского Народного дома, включая Ивана Мозжухина. «Я помню, как муж буквально водил его за руку, указывал, где сесть, где встать», — вспоминала Клавдия Новицкая, первая жена Чардынина.

Как актер, Чардынин терял активность по мере развития крупных планов: у него было изъеденное оспой лицо. Оператор-самоучка, он к 1916 достиг достаточного мастерства, чтобы самостоятельно снять фильм («У камина»). Как сценарист, он был послушен тематическим новациям русского кино, эволюционировавшего от исторических экранизаций к салонной мелодраме.

Не в пример Бауэру или Старевичу, режиссерский стиль Чардынина не был экстравагантным, но отличался последовательным и умным применением «авторских» приемов. Интерес к глубинному диагональному построению кадра («Вадим», «Идиот») к середине 1910-х годов обрел форму излюбленной «чардынинской» мизансцены: в кульминационный момент драмы герой появляется в глубине перспективы и, завладев вниманием зрителя, медленно приближается, наподобие Гамлета перед монологом («Обрыв»; «Король, закон и свобода»; «Миражи»). в фильмах «Обрыв» и «Братья» режиссер впервые опробовал прием косвенного показа: выстрел «за кадром» передан в кадре вздрагивающим персонажем. Первые укрупнения появляются у Чардынина довольно рано — в 1911 («Светит, да не греет»), хотя, в отличие от Бауэра, он до конца 1910-х годов будет избегать встречных планов (в этом современники усматривали неизбывную «театральность» Чардынина). в том же «Обрыве» встречается одна поразительная находка: переход от среднего плана к общему использован для того, чтобы дать почувствовать зрителю пустоту пространства, окружившую всеми забытую бабушку Татьяну Марковну. Эти примеры показывают, почему Чардынин органически не вписывался в эстетику «школы Бауэра»: приемы киноязыка были интересны ему лишь с точки зрения их возможной психологизации. Монтировал Чардынин сам, причем, как утверждают, сразу по негативу.

В 1916 Чардынин уходит к Харитонову вследствие того, что «с появлением на фабрике Ханжонкова Е. Ф. Бауэра он был отодвинут на второй план и чувствовал себя обиженным»[3]. Вслед за ним в новое ателье перешли ведущие звезды русского кино, с которыми режиссер снял несколько рекордных по сборам мелодрам. Вскоре после смерти Веры Холодной и при очередной смене власти в Одессе Чардынин попробовал себя в нарождавшемся жанре революционного агитфильма. ‹...›

По рассказу режиссера, «переворот октябрьский сначала не особенно отразился на нашей работе. с большевиками первое время мы уживались. Кинематографию они не трогали, а со стороны Луначарского мы пользовались даже некоторым покровительством. Однако очень скоро условия работы по многим причинам сделались крайне затруднительными. Артисты и кинодеятели потянулись на юг: на Украину, в Одессу, в Крым, где и происходили до последнего времени наши съемки. Однако скоро и здесь ввиду неустойчивости политической конъюнктуры и отсутствия необходимых средств нам пришлось прекратить наше дело. Начался отлив за границу, куда в настоящее время попали почти все те, кто возглавлял кинематографическое дело в России» ( Время, (Берлин). 11.10. 1920).

Весной 1920 по вызову Дмитрия Харитонова, открывшего новогое кинопроизводство, режиссер уехал в Рим[4], однако уже в июле Чардынин принял приглашение французской компании «Гомон»[5], но и из этого ничего не вышло. Осенью того же года режиссер перебрался в Берлин, где осуществил ряд режиссерских работ в кино и театре. в 1921–1923 гг. он работал в Латвии, поставив четыре фильма. в начале 1923 Ригу посетил специальный представитель ВУФКУ и убедил режиссера вернуться на родину[6]. в СССР Чардынин работал на Одесской фабрике ВУФКУ, поставив там ряд костюмных и историко-революционных инсценировок на сюжеты украинской истории. в феврале 1926 в Одессе торжественно чествовали 20-летнюю годовщину кинематографической карьеры Чардынина, удостоив его похвальных отзывов в прессе, обычно нелицеприятной в отношении его творчества: «Чардынин — в фаланге первых (по времени) русских режиссеров. Чардынин — в ряду первых (по качеству) советских режиссеров. Чардынин — вкусы и традиции художественно-психологической кинематографии. Но это всегда вкус и мастерство»[7].

С началом 1930-х годов режиссер был отстранен от кинематографической практики.

 

Цивьян Ю., Янгиров Р. Великий Кинемо: Каталог сохранившихся игровых фильмов России (1908–1918). М.: Новое литературное обозрение, 2002.

Примечания

  1. ^ Театр и искусство. 1900. № 8
  2. ^ Театр и искусство. 1910. № 22. С. 447
  3. ^ Форестье Л. Великий немой (Воспоминания кинооператора). М.: Госкиноиздат. 1945. С. 88
  4. ^ Последние Новости. 1920. 28 апреля. С. 4
  5. ^ Там же. 1920. 8 июля. С. 3
  6. ^ Кино М. 1923. № 2/3. С. 21
  7. ^ Шквал. Одесса. 1926. № 4
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera