Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
«Я снимал Меньшикова вопреки его образу»
Сергей Бодров о «Кавказском пленнике»

(с Сергеем Бодровым беседуют Любовь Аркус и Александр Тимофеевский. «Сеанс», 1997)

<...>

А. Т. Бытует такое мнение, что Меньшиков использует некий свой привычный стереотип, и потому трудно поверить в то, что его герой детдомовец или в то, что он наемник, — слишком очевиден в нем светский человек, удачливый представитель интеллектуальной элиты... И здесь возникает некий зазор между его исполнительской манерой Меньшикова и тем персонажем, которого он должен воплощать.

Л. А. В то время как герой — как тип персонажа на экране — этого зазора предполагать не может, в отличие от характерного персонажа. Он должен быть психологически достоверен.

А. Т. Ваше кино предполагает сопереживание — то сопереживание, которое затрудняется Меньшиковым.

С. Б. Это сугубо домашний взгляд. Когда я делал картину, я понимал, что Меньшикова знают на Западе — хотя бы по фильму «Утомленные солнцем». И, тем не менее, там он сейчас воспринимается на ура. Мне кажется, я снимал Меньшикова вопреки его образу, и оказалось, что он может сломать заложенный в этой роли стереотип. Чтобы Олегу было легче, мы придумали, что его герой — актер. Он все время говорит: «Я дико талантливый, меня Большой театр приглашал».

«Кавказский пленник». Реж. Сергей Бодров. 1996

Дело в том, что мы просто знаем Меньшикова, мы к нему привыкли — ах, эти «Покровские ворота», ах, он любимчик, он баловень, вот он и в театре, и в этом успешном фильме, и в том — самом модном... У Спилберга, который его сейчас приглашал сниматься (а Меньшиков отказался), не было в Меньшикове абсолютно никаких сомнений. Мне иногда говорят: вот, ваш сын так замечательно сыграл, — нет, это Меньшиков сыграл, это было точное попадание. Кое-что, конечно, сыграл и Бодров-младший — но и я был достаточно умен, чтобы не ставить его в те ситуации, где он мог бы проявить профессиональную беспомощность. Там, где надо было играть, за него играл Меньшиков. Я не собираюсь делать из этого секрета.

Он сразу согласился играть в моей картине, потому что ему это было интересно. Другое дело, что потом мы импровизировали и сценарий меняли, чтобы чуть-чуть перекроить роль на него...

Л. A. У вас были какие-то другие варианты?

С. Б. Были. Машков мог бы это сделать очень точно, у Маковецкого были замечательные пробы. Но с появлением Меньшикова все сомнения отпали — это была его роль.

Л. А. Вы можете рассказать биографию героя Меньшикова?

С. Б. Да, я представляю себе таких людей. Это люди одинокие, им некуда податься, особенно сейчас. Провинция, работа, за которую не платят денег, на которой невозможно выдвинуться и сделать карьеру... Армия — это компенсация, это самоутверждение в достаточно унизительной для мужского сознания социальной ситуации, это избавление от ответственности. Я этого не могу разделить и понять, но я могу себе представить комплекс психологических мотивов, которые приводят человека к профессии наемного воина в воюющей стране.

Л. А. Все же чей-то просчет в таком случае здесь имеется — драматурга, режиссера или самого актера... Вы довольно точно нарисовали психологический портрет наемника, но для меня он не сходится с тем экранным персонажем, которого воплощает Меньшиков.

С. Б. Он как раз соответствует тому типу мужчин в армии, которые увереннее себя чувствуют в этих условиях, нежели в мирных: обычно такие становятся командирами, у них авторитет, их уважают и боятся. И он не хочет менять свою жизнь, потому что другая жизнь — это прежде всего неизвестность. Для меня здесь нет драматургической натяжки, и ее бы не было ни для кого, если бы герою не приписывали особенности внеэкранного имиджа Меньшикова.

<...>

Аркус Л., Тимофеевский А. О «Кавказском пленнике». После просмотра // Сеанс. №15. 1997

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera