Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
Софья Андреевна увидела, как она бежит к пруду топиться...
Скандал вокруг картины «Уход Великого старца»

Тиману был предложен сюжет, который тот оценил мгновенно: раскрыть обществу тайные причины ухода великого старца из Ясной Поляны.

Уход Толстого — это ж на десятилетия тема и загадка! Это хотели ставить С. Ермолинский, А. Зархи, Г. Козинцев, А. Тарковский — пятьдесят, шестьдесят лет спустя.

Первым был — Тенеромо. Он и написал сценарий, а ставить фильм Тиман поручил Протазанову. Операторами назначил Мейера и Левицкого (переманил наконец!).

Поехали в Киев. Построили на Куреневке «Ясную Поляну». Начали снимать. И тут — первое предвестье успеха: толпы киевлян бегают смотреть «на Толстого» — артист В. Шатерников неотличим! Протазанов безошибочно определил главное звено: раз сюжет граничит с документальностью, значит, нужно документальнейшее сходство. Потому и художником пригласил Ивана Кавалеридзе, у которого был опыт работы над бюстом Толстого. Два-три часа перед каждой съемкой Кавалеридзе с помощью гримера Солнцева лепил Шатерникову надбровные дуги и шишки черепа, клеил брови и бороду. С такой же тщательностью О. Петрову перевоплощали в Софью Андреевну, а М. Тамарова — в Черткова. Много лет спустя Протазанов сказал, что это — один из самых блестящих примеров портретного грима в мировом кино. Да и по ходу съемок было ясно, что происходит нечто особенное: когда загримированный Шатерников, выбравшись из автомобиля, подошел к воротам Михайловского монастыря и заговорил с привратницей (Левицкий же, спрятавшись в кабине, начал снимать), — вдруг привратница с воплями понеслась прочь, умоляя господа простить ее, так как она впала в искушение и заговорила с отлученным от церкви нечестивцем (что он воскрес из мертвых, ее не удивило). В монастыре поднялся переполох. Шатерников прыгнул в автомобиль, шофер дал газ. Левицкий увез отличный ролик...

Он вообще работал с блеском, этот недавний ученик Мейера, а теперь его напарник — оператор Александр Левицкий. Он сумел так впечатать в художественный фильм хроникальные кадры, снятые Мейером в Астапове, что швы были не очень заметны. Он сумел показать наплывами все потусторонние «видения», которыми наградил великого старца Тенеромо, — двойная экспозиция была для 1912 года большим техническим откровением. Наконец, когда авторы фильма решили показать, как на небесах Толстой падает в объятия Христа, — операторы и тут не подкачали: сумели комбинировано снять шествие по облакам...

Работали долго. Наконец фильм «Уход Великого старца» — главная сенсация года и шедевр кинотехники — был готов. На предварительный просмотр Тиман пригласил членов семьи и близких друзей Толстого. аппарат затрещал. Софья Андреевна увидела, как она бежит к пруду топиться. Чертков увидел, как Лев Николаевич, доведенный им до отчаяния, рвет на себе волосы и вешается на шарфе... И тут главные антиподы яснополянской драмы впервые за много лет выступили единым фронтом: они потребовали, чтобы Тиман ни под каким видом не выпускал «этот пасквиль» на экраны.

В газетах вспыхнула дискуссия. Одни писали, что фильм клевета и надругательство над памятью Толстого, другие — что не может быть клеветой то, что и так известно всему миру. В отличие от своих защитников Тиман сразу понял, что дело проиграно. И он смирился, хотя картину с нетерпением ждали прокатчики, самый же предприимчивый из них, ростовчанин Ермольев, даже успел уплатить Тиману восьмикратную против обычной цену. <...>

Власти не захотели вмешиваться в историю с фильмом, хотя Софья Андреевна немедленно отправилась к московскому градоначальнику, а затем и к министру внутренних дел с просьбой, чтобы фильм уничтожили. Тиман сумел смягчить ситуацию; он сам положил фильм на полку: фирме грозила катастрофа, несоизмеримая с денежным ущербом.

Тем более что в деньгах Тиман не очень-то и проиграл. Во-первых, ермольевские сорок тысяч уже лежали в кармане. Во-вторых, картину с жадностью схватили расторопные западные прокатчики, на которых российские запреты не распространялись. И, в-третьих, в это самое время Тиман уже нащупал для своей фирмы литературный материал, который давал ему в руки настоящие... ключи счастья.

Аннинский Л.А. Лев Толстой и кинематограф. М., 1980. С. 73-75.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera