Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Основатели русского кинопроизводства в Париже
Пауль и Елизавета Тиман в эмиграции

П. Тиман

Впрочем, ни одна русская колония на Западе не была иммобильной — попав в Европу, многие русские кинематографисты перемещались затем из страны в страну в поисках нового дома. Так буквально параллельно со своей работой в Италии А. Уральский и В. Янова снимают во Франции фильм «За монастырской стеной» (одна из трех — наряду со «Смыслом смерти» и с картиной «За ночь любви» — французских постановок продюсера Павла Тимана (Paul Thiemann, все −1921 г.). Фильм «За монастырской стеной», известный во Франции под своим оригинальным названием «К свету», считался утерянным до 1998 г., пока в Нидерландском киномузее не была найдена его голландская прокатная копия, впервые представленная на фестивале «Чинема ритровато» в Болонье. Картина имеет оригинальную особенность — хроникальные кадры Москвы, вмонтированные в художественную ткань фильма, снятого во Франции, возникают как ностальгические видения недавно покинутой родины. Примечательна также та особая тщательность, с которой кинематографисты воспроизводят внутреннее убранство церкви — по соображениям религиозной цензуры деталь невозможная для русского кино до февраля 1917 г. Учитывая, что этот фильм является новым вариантом несохранившейся дореволюционной постановки («Крылья ночи», 1916), осуществленной тем же режиссером, но с другим составом исполнителей, у другого продюсера и в другой стране, можно предположить, что перед нами римейк-полемика. Именно так фильм Уральского и воспринимался советской прессой, в начале 20-х годов еще вполне открытой творчеству эмигрантов:

«Еще одна русская картина парижского изготовления, с участием на этот раз В. Яновой и В. Стрижевского. О ней можно сказать многое из того, что было сказано о русских картинах, изготовленных во Франции с участием Мозжухина, Лисенко, Карабановой, Римского, Свободы и др.

Сюжет картины не нов. Она представляет собой второе издание картины, когда-то поставленной в России (в 1916 г.) фирмой А. Ханжонкова и К° под названием „Крылья ночи“. Ставил эту последнюю картину тот же режиссер А.Н. Уральский и также с участием того же Стрижевского, который снимался и в картине „За монастырской стеной“. Героиню в „Крыльях ночи“ играла 3. Богданова. Варвара Янова — более удачная исполнительница этой роли, и нынешний В. Стрижевский интересней прежнего, когда он буквально начинал свою киноартистическую карьеру». Для фильмов, поставленных русскими режиссерами во Франции, апелляции к их русским кинематографическим предкам — черта достаточно характерная, в то время как воспроизведение на экране России, а уже тем более, вкрапление русской хроники — довольно большая редкость. Как правило, в фильмах, поставленных русскими эмигрантами во Франции, ностальгическая нота выражается больше в попытке консервации стиля русского дореволюционного кино, чем в непосредственном стремлении воспроизвести образ России на экране.

<...>

Елизавета Тиман (?) В этой главе мы уже упоминали имя Пауля Тимана — основателя русского кинопроизводства в Париже, поставившего три фильма на своей студии в Жуанвилле. Однако после этого, в начале двадцатых годов его следы теряются. Еще меньше мы знаем о том, как сложилась после революции судьба его супруги, Елизаветы Тиман, помощницы мужа и, фактически, исполнительного продюсера его студии, привлекшей к работе на «Русской золотой Серии» Вс. Мейерхольда. В архиве «Альбатроса» сохранилось письмо оператора Н. Рудакова к А. Каменке (Венсен, 14 ноября 1931 г.), из которого следует, что в начале тридцатых годов Е. Тиман пытается создать собственное кинопредприятие и надеется на поддержку Каменки. Ниже мы приводим выдержку из этого письма, не имея возможности дать комментарий столь любопытному факту:

«<...> Счел нужным предупредить Вас еще раз о тех возможностях, которые открывает тимановское дело. Финансировать ей это дело обещал не кто иной, как Гульд.

Я думаю, это солидно... Сейчас к ней уже начинают липнуть всякого рода кинопаразиты, и это дело огромного морального значения, — может или не состояться, или получить такие формы, что лучше бы ему и не родиться. Сама она придает исключительную ценность Вашему сотрудничеству в этом деле, зная Вас как редкого джентльмена и как человека абсолютной порядочности.

Это не мои слова, но я охотно под ними подписываюсь.

Кажется, денег с Вашей стороны может даже и не потребоваться почти совсем.

Нужна, главным образом, организация, моральный авторитет, который не оставляет никаких сомнений, что деньги, вложенные в это депо, не будут израсходованы, ну, скажем, — на парфюмерию. Во всяком случае, во вторник, когда я позвоню Вам, чтобы узнать у Вас о дне и часе свидания с Тиман, не откладывайте его надолго, это ее личная просьба.

Остаюсь искренне преданный Вам Н. Рудаков».

Может быть опубликованный нами фрагмент письма позволит кому- то из коллег пролить свет на эту загадочную историю.

Нусинова Н. Когда мы в Россию вернемся... Русское кинематографическое зарубежье. 1918-1939. М., 2003. С. 65-90.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera