Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
«Ключи счастья»
О первой русской полнометражной картине

<...>

В годы, наступившие после поражения первой русской революции, многие писатели реалистического направления, в связи с кризисом буржуазного демократизма, деградировали в своем творчестве. Одни из них склонились к натурализму, другие скатились к декадентству, футуризму и прочим антиреалистическим направлениям. Показательным в этом плане было творчество писательницы А. Вербицкой. Горький одобрительно отзывался о начале ее творческого пути и за горячую защиту прав женщин ставил Вербицкую «на первое место среди современных писательниц», потому что в ранних ее произведениях было «много здоровой злобы против мещанства и пошлости». Но в эпоху реакции А. Вербицкая скатилась к бульварщине и отдала дань мещанским вкусам обывателей, написав пошлейший роман «Ключи счастья», который имел шумный успех. Ловкому дельцу Тиману нужны были именно такие доходные произведения, и фирма приступила к осуществлению задуманного цикла картин «Русской золотой серии». В этот цикл включались оригинальные современные сюжеты и экранизации по произведениям Арцыбашева, Вербицкой, Мар и других «модных» писателей упадочнических течений. В этом потоке кинематографической макулатуры, развращающей вкусы зрителей, в недрах тимановской фирмы возник так называемый жанр «салонно-психологического» фильма. Первые картины, положившие начало этому жанру в «Золотой серии», были — «Труп № 1346», «Разбитая ваза» и «Ключи счастья».

Для Максимова и постановщика Я. А. Протазанова эти фильмы носили пробный характер. Актер вместе с режиссером настойчиво искал приемов чисто кинематографической выразительности средствами «мимодрамы». В результате этих исканий Максимов пришел к выводу о необходимости замедленного темпа игры и стал применять показ крупным планом моментов «переживания». Актер стремился избегать утрировки, аффектации, резких театральных жестов и мимики. Он работал на полутонах, приучая себя к строжайшей экономии движений и был необычайно пластичен.
В своих первых картинах — «Каширская старина» по Д. Аверкиеву, «Анфиса» по пьесе Л. Андреева, «Ключи счастья» по А. Вербицкой и двух вышеназванных «салонных» фильмах, «Труп № 1346» и «Разбитая ваза», — Максимов, по собственному признанию, «почувствовал разницу между театром и кино». «Я одним из первых нашел ритм съемок и начал искать этот ритм (способ) игры вместе с Протазановым, который пришел к режиссуре от изучения заграничных картин».

Своими поисками новых средств выразительности Максимов, несомненно, содействовал росту исполнительского мастерства театральных актеров в кино. В этом плане наглядным полезным уроком была его работа в фильме «Ключи счастья». Это была первая русская полнометражная картина, в двух сериях, с рекордным метражом в 5000 метров. На постановку ее были затрачены значительные средства, натурные съемки проходили на Украине, а Максимов вместе с О. Преображенской и В. Гардиным даже ездил сниматься в одном эпизоде в Венецию. Режиссер фильма В. Гардин, только что пришедший в кинематографию из театра, не имел опыта, и поэтому Максимов самостоятельно готовился к каждой съемке. Гардин считал Максимова актером «очень четкого рисунка», но недостаточной эмоциональности. В своих воспоминаниях он писал: «Когда он приходил на репетиции или на съемку, у него было сделано все до мельчайшего движения, рассчитаны все шаги и повороты, все выражения лица, соответствующие эмоциям». Гардин не одобрял стремления Максимова к самостоятельной, предварительной работе. Режиссер считал, что переживания артиста от этого становятся приглушенными и чувства не доходят «до краев». В. Р. Гардин требовал от исполнителей во время съемки «взрывных», «экстатических моментов» и восхищался игрой экспансивной актрисы О. Преображенской, которая так взвинчивала себя, что ее приходилось после съемки «поднимать в полуобморочном состоянии».

Когда картина «Ключи счастья» вышла на экран, в игре исполнителей центральных ролей был виден явный разнобой: одни актеры находились в плену театральных приемов и штампов, другие уже владели средствами кинематографической выразительности. Сам Гардин, игравший одну из ведущих ролей, и Преображенская следовали устаревшим привычкам театральных актеров в кино возмещать отсутствие слова преувеличенной мимикой и жестикуляцией. Максимов же, имевший уже некоторый опыт работы в кино, при поддержке Протазанова стремился к строгой экономии выразительных средств и жизненно правдивому поведению на экране. Из творческого спора о приемах игры в кино безусловным победителем вышел Максимов. Из рецензий об игре Максимова в первых картинах представляет интерес отзыв А. Вербицкой в открытом письме в редакцию журнала «Сине-фоно». Автор пресловутых «Ключей счастья» писала, что «выше всех похвал игра Максимова», что он играет «сейчас так, как со временем все научатся играть для кинематографа, все выражая мимикой без подчеркивания и шаржа, слова заменяя жестом, но опять-таки без усиленной жестикуляции и ненужной досадной суетливости».

<...>

Головацкий Б.С. «Король экрана» // Головацкий Б.С. Владимир Максимов. М.; Л.: Искусство, 1961. C. 51-54.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera