Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Величайшее творческое достижение Мозжухина
О фильме «Отец Сергий»

Разумеется, фильм «Отец Сергий» весьма существенно отличался от большинства дореволюционных постановок Протазанова. Но это отличие было обусловлено не столько режиссерским замыслом, сколько литературным первоисточником, тем классическим произведением русской реалистической прозы, которое было положено в его основу.

Горячо любя Толстого как писателя и находясь под влиянием его религиозно-этических взглядов, Протазанов стремился возможно полнее и точнее передать повесть па экране. Это и определило качественное отличие фильма «Отец Сергий» от большинства постановок Протазанова той поры. Обычно для психологического направления в кинематографе, находившегося под сильным влиянием декадентской прозы и драматургии, драматический конфликт был лишь внешним толчком, подготавливающим, мотивирующим саморазвитие душевной жизни героя, углубленного в свои переживания и отгораживающегося от внешнего мира. Толстовский герой и в повести и в фильме существует в реальной среде. И чем интенсивнее его переживания, тем больше они связывают его с окружающей действительностью.

Так же как Вергилий ведет Данте по кругам ада, Толстой ведет своего героя по кругам жизни, которая для него является адом. Неразрешимая коллизия между честолюбием и нравственностью, между влюбленностью в царя и ненавистыо к нему, как любовнику своей невесты, выбрасывает Касатского из первого круга — круга блестящей светской жизни. Затем начинается второй круг, и в нем опять возникает неразрешимое противоречие между стремлением уйти от светской суеты и суетностью обычного монастырского уклада. Отец Сергий уходит в скит, начинается третий круг и третья коллизия между «божеским» и человеческим в нем самом. Человеческое побеждает: чувственность Сергия не выдерживает самого легкого испытания, его соблазняет жалкая душевнобольная некрасивая девушка. Так заканчивается третий круг, и вновь начинаются поиски правды и праведной жизни. Именно после этого возникает катарсис, когда герой не нашел правды и бога ни в миру, ни в церкви, ни в пустыне. Он обретает эту правду в примере своей бедной и несчастной родственнины Прасковьи Михайловны. И Касатский, ставший беспаспортным бродягой, говорит себе: «Я жил для людей под предлогом бога, она живет для бога, воображая, что она живет для людей. Да, одно доброе дело, чашка воды, поданная без мысли о награде, дороже облагодетельствованных мною людей».

Вероятно, Толстой — философ и проповедник — видел смысл своей повести именно в этой сцене, где критику существующих человеческих отношений сменяет его программа христианского гуманизма. Протазанов, очень тщательно передававший содержание повести в своем фильме, эту сцену опустил. Опустил не потому, что ему претила христианская мораль Толстого, а потому, что он, в согласии с декадентской философией отчаяния, не видел никакого выхода из трагических противоречий жизни. И финал фильма воспринимается как новый круг душевных и физических мук героя.

Внимательно разобравшись в той трактовке, которую дали образу Сергия Протазанов и артист И. Мозжухин (для которого эта роль была величайшим творческим достижением), можно найти и другие противоречия между концепциями повести и фильма. Разумеется, Мозжухин и Протазанов нигде сознательно не вступают в спор с Толстым. Но истолковывают они его по-своему. И, вероятно, невольно подчеркивают в образе Касатского то, что им внутренне близко, затушевывая все неприемлемое.

Толстой рисует Касатского, особенно в юности, как натуру порывистую и вспыльчивую. Протазанов и Мозжухин сгущают эту черту характера, изображая его человеком, обуянным бешеными порывами страсти. Толстой показывает в искренне верующем человеке черты сомнения. Протазанов и Мозжухин подчеркивают эти сомнения. Их Сергий не верит и только мечтает обрести веру в бога, которая успокоила бы его порывы. Толстой указывает на черты честолюбия, естественные в молодом аристократе, начинающем жизнь. И в титрах картины и в исполнении Мозжухина это честолюбие настолько подчеркнуто, что становится одной из главных, отличительных черт характера Сергия. Поэтому многое сближает в трактовке Мозжухина характеры Сергия и Германна из пушкинской «Пиковой дамы». Германну деньги нужны для того, чтобы возвыситься. Этого возвышения ищет и Сергий в фильме —
сперва в выгодной женитьбе, затем в ореоле святости. Поэтому для Сергия, ставшего монахом, «унижение паче гордости».

Фильм трактован как монодрама, и это опять-таки характерно для декадентской поэтики, от влияния которой не могло полностью избавить Протазанова даже обращение к реалистической литературной классике. Если Толстой, сталкивая сергия с другими людьми обязательно раскрывает их судьбы, то Протазанов показывает этих людей только в их отношении к Сергию. Поэтому в фильме нет настоящего актерского ансамбля, хотя большинство актеров играет вполне корректно.
<...>

Гинзбург С. С. Кинематография дореволюционной России. М.: Аграф, 2007. С. 462-464.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera