Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Германн был просто игроком»
О фильме «Пиковая дама»

<...>

Упадочные настроения отразились и в творчестве самого крупного из режиссеров психологического направления Я. Протазанова. Работая с характерным актером И. Мозжухиным, бесспорно талантливейшим из дореволюционных русских киноактеров, Протазанов, очевидно, испытал сильное влияние его художественной индивидуальности, его склонности к изображению самых острых душевных переживаний, принимающих иногда клинический характер. Так, наиболее популярным из фильмов Протазанова и Мозжухина, выпущенных в 1916 году, был фильм «Пляска смерти», поставленный по сценарию О. Блажевич. Нелепый сюжет сценария, рассказывавшего о композиторе, убившем из ревности свою жену, полюбившем затем похожую на нее девушку и в приступе умопомешательства убившем и ее, был для Протазанова и Мозжухина только поводом для того, чтобы воспроизвести на экране подробнейшую картину тщетной борьбы психически надломленного человека с надвигающимся безумием. В сознании композитора образ второй жены сливается с образом первой, и он повторяет совершенное преступление.

В одной из рецензий на фильм отмечалось:

«В этой кипопьесе, полной жутких, порой кошмарных образов, ярко развернулся талант Мозжухина. Подобные роли, где приходится изображать градацию безумия, особенно удаются артисту. (Вспомним „Николая Ставрогина“ и „В буйной слепоте страстей“.) Необыкновенно удачный грим, тяжелый стальной взгляд, постепенное нарастание навязчивой идеи, слепая ревность, подозрительность, любовь к жене, смешанная с ненавистью к „той“, последней, — из таких штрихов Мозжухин создает образ большой силы и выразительности»[1].

Само собой разумеется, что постановка «Пляски смерти» была специально задумана Протазановым для Мозжухина (впоследствии, будучи в эмиграции, писавшего о том, что он раскрывал в своих образах «бездны славянской души»). Но совершенно бесспорно, что без режиссерского дарования Протазанова, который был его творческим единомышленником, Мозжухин не создал бы ни одного из сделавших его знаменитостью патологических образов.

Из пятнадцати поставленных в 1916 году фильмов Протазанов только в двух обратился к русской литературной классике. Один из них оказался серьезной неудачей режиссера, фильм «Семейное счастье» по Л. Толстому не поднялся над обычным уровнем посредственных «киноиллюстраций»; другой же — «Пиковая дама» явился одним из лучших произведений дореволюционного русского кино.

Обращение к классическому литературному произведению приносит успех художнику, берущемуся за его экранизацию, только тогда, когда он в этом классическом произведении находит что-то созвучное своим сегодняшним мыслям о своем времени.

В условиях войны и непрерывно нараставшего разложения тыла Протазанов не смог найти для себя ничего актуального в мыслях и образах романа Толстого, повествующего о навсегда прошедших временах устойчивого, спокойного, не омраченного никакими событиями катастрофического характера бытия высших классов.

Иначе обстояло дело с «Пиковой дамой». Трагическая тема Германна сохраняла свою актуальность до той поры, пока деньги не перестали быть мерилом счастья и человеческого достоинства. Разные поколения нашли в Германне своего современника. Пушкинский Германн был сверстником Люсьена Сореля. В интерпретации Чайковского он стал духовно близким Раскольникову. Для русского же буржуазного общества 1916 года, погрязшего в спекуляциях, биржевых аферах, общества, в котором тон задавали рыцари удачи, нувориши, мелкие дельцы, внезапно превратившиеся в миллионеров, Германн был просто и г р о к о м. Сознательно или бессознательно, Мозжухин и Протазанов представили себе Германна игроком и таким его показали в своей экранизации «Пиковой дамы».

О фильме «Пиковая дама» написано больше, чем о каком-либо другом русском дореволюционном фильме. Критики и историки кино совершенно справедливо отмечали высокую культуру постановки фильма, превосходный ансамбль, великолепную работу художника, глубокое уважение создателей фильма к пушкинскому замыслу. Все это совершенно справедливо, и нам поэтому нет нужды повторять бесспорные и общеизвестные оценки. Для нас важнее другое: какое место занимал фильм в творческих поисках мастеров кино, какие художественные тенденции он выражал, каков был профессиональный уровень мастерства его создателей.

Фильм «Пиковая дама» был поставлен с необычайным для дореволюционной кинематографии размахом и тщательностью. Постановка картины продолжалась целых три месяца, что было для того времени рекордным сроком. Расходы на создание картины составили также невиданную сумму во много дестяков тысяч рублей. Ермольев (как и Ханжонков в одновременно выпущенной картине «Жизнь за жизнь») хотел фильмом «Пиковая дама» продемонстрировать высокий художественно-технический уровень картин своей фабрики. Поэтому он дал возможность Протазанову работать без спешки, не экономя на стоимости декораций, костюмов, бутафории и на гонораре артистов.

Протазанов сумел сполна использовать предоставленную ему возможность серьезного творчества. Режиссер, удивительно хорошо чувствовавший данные каждого актера, сумел подобрать превосходный состав исполнителей. Хотя все герои «Пиковой дамы» показаны в фильме главным образом в их отношении к Германну, образ каждого из них очерчен во всех деталях. Это в равной мере относится и прекрасной исполнительнице роли Лизы — молодой артистке Первой студии В. Орловой[2], и к известной, очень красивой провинциальной актрисе Т. Дуван, сыгравшей графиню в молодости, и к Н. Панову, который оказался эффектным и убедительным графом
Сен-Жерменом, и к хорошему бытовому актеру Павлову — мужу графини.

<...>

Гинзбург С. С. Кинематография дореволюционной России. М.: Аграф, 2007. С. 362-365.

Примечания

  1. ^ «Проектор», 1917, № 1-2.
  2. ^ Первоначально предполагалось пригласить на роль Лизы О. Гзовскую; от этого намерения Протазанов отказался, опасаясь, по-видимому, что Гзовская «переиграет» Мозжухина, как это случилось в фильме «Женщина с кинжалом» («Обнаженная»), разрушит замысел постановки.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera