Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Рассказ о первом русском киноактере
Иван Мозжухин до революции

Иван Ильич Мозжухин — фигура не только приметная, но и в некотором роде исключительная в русском дореволюционном кино. Имя его вспоминается обычно в блестящем окружении звезд «Великого Немого»: Веры Холодной Владимира Максимова, Витольда Полонского. Делается это скорее по привычке. Если же пренебречь ею, то мы сумеем разглядеть разность творческих дарований этих артистов, а главное — несхожесть их творческих судеб: те были «звездами» экрана, И. Мозжухин — первым русским кино-актером. Если заглянуть в коллекцию Госфильмофонда СССР, то и сегодня в немногих уцелевших лентах (а сохранилось из восьми десятков только двадцать мозжухинских картин) угадывается незаурядный талант художника, чье имя открывает одну из интереснейших страниц истории нашей отечественной культуры.

Иван Мозжухин был прежде всего творческой личностью, непрестанно ищущим художником, который нередко поражал современников неожиданной трактовкой ролей, смелыми актерскими приемами. Он стремился быть разным. Его привлекали романтика и реализм, «высокие» и «низкие» жанры — от трагедии до невзыскательного фарса. Его излюбленными авторами были А.С. Пушкин, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой. В режиссерах он искал единомышленников. Мозжухину посчастливилось работать с Яковом Протазановым — человеком широких художественных взглядов, признанным «отцом русской — психологической кинодрамы». Их сотрудничество было исключительно плодтворным. Однако Мозжухин не без успеха снимался и в картинах Е. Бауэра — энтузиаста «декоративно-изобразительного кино», в картинах В. Старевича, П. Чардынина и других постановщиков той поры.

Хотя творческие взгляды Мозжухина были весьма противоречивыми, дореволюционная публика (главным образом, ее демократическая, прогрессивно настроенная часть) видела в почитаемом актере воплощение своего эстетического идеала. Многочисленные посетители старинных «иллюзионов» выходили из зала, завороженные игрой лучшего киноартиста тогдашнего кинематографа.

Случилось так, что многие годы мы прочно относили русское дореволюционное кино к разряду «забытых лент». Однако дистанция прожитых лет позволила нам вновь вернуться к первому десятилетию русского кино и обнаружить в нем подлинные художественные ценности. И в самом деле, сегодня никого уже не удивляет еще вчера казавшееся смелым утверждение, что русское дореволюционное кино занимало весьма почетное место среди самых развитых кинематографий мира, что в недрах наших отечественных киноателье возникла ярчайшая и самобытная школа артистического искусства. Полной мерой одарили кинематограф замечательные мастера театра — Ольга Гзовская, Елена Полевицкая, Лидия Коренева, Вера Пашенная, Алиса Коонен, Федор Шаляпин, Всеволод Мейерхольд, Евгений Вахтангов. И все же в истории отечественной кинематографии Иван Мозжухин занимает свое особое, неоспоримое место.

Мозжухин пришел в театр раньше, чем в кинематограф. По тем временам это правило не знало исключений. Ведь само кино как искусство лишь возникало.

Не завершив учения на юридическом факультете Московского университета, Мозжухин уехал в провинцию, чтобы стать актером. В своей семье он не был одинок на этом поприще. Его старший брат Александр снискал широкое признание как оперный певец.

Первые шаги в искусстве Иван Мозжухин делал на сцене драматического театра города Черкассы. Выходил на подмостки и других провинциальных театров. Мозжухин не был премьером. Напротив, принадлежал к многочисленной рати «несчастливцевых». Вместе с ними он колесил по необъятным просторам России, только что вступившей в ХХ век. Многое было узнано, испытано на себе...

В 1907 году Мозжухин вступил в труппу московского Введенского народного дома — полулюбительского — полупрофессионального театра, актерам которого суждено было сыграть видную роль в становлении русского кинематографа. Мозжухин оказался среди тех, кто не пренебрег «киношкой», и на всю жизнь связал себя с
удивительным миром экрана. Власть Театра, как вскоре выяснилось, не была для него слишком обременительной, Однако и кинематограф далеко не сразу признал в нем своего премьера.

1908 год считается датой рождения игрового кино. Именно тогда в ателье А. А. Ханжонкова пришел двадцатилетний Иван Мозжухин и стал сниматься в небольших, нередко эпизодических ролях. Его выступление в фильме «На бойком месте» (1911) осталось почти
незамеченным. В первом русском полнометражном фильме «Оборона Севастополя», выпущенном в том же году, Мозжухин снялся в коротенькой роли. Долгое время считалосы что он исполнял роль Наполеона III. Однако удалось установить, что Мозжухину в этом фильме принадлежит роль адмирала Корнилова, в чем читатель может убедиться, просмотрев мозжухинскую ретроспективу, которая регулярно проводится в кинотеатре Госфильмофонда «Иллюзион».

Несколько приметнее были небольшие роли Мозжухина в «Картинах из русской жизни» — так называлась серия фильмов, которые в начале 10-х годов снимала фирма Ханжонкова. Это было время растущих словно грибы «иллюзионов», когда на экране ярко мерцали сказочные феерии французского мага и волшебника Жоржа Мельеса. И вдруг на этом экзотическом фоне несколько неожиданно появляется русский деревенский парень в долгополой белотканой рубахе, подпоясанной широким кушаком. Волосы, стриженные в скобку, собранные гармошкой сапоги... Таким на первых порах предстал на экране Иван Мозжухин. Он снимался в ролях то деревенского сердцееда, то разбойника, то сельского снохача. В фильме «Рабочая слободка» он был заводским приказчиком.

Любопытно, что русский кинематограф не только не стал копировать
иностранные образцы и подражать им, но даже противопоставил свой собственный репертуар — инсценировки русской литературной классики, исторические сюжеты, картины из народной жизни. Мозжухин вместе с другими актерами Введенского народного
дома снялся во многих таких лентах. Одна из них называлась «Крестьянская доля». Поставил ее в 1912 году режиссер В. Гончаров. Чем примечательна эта картина? Прежде всего, манерой мозжухинской игры.

Нужно отметить, что многие театральные актеры тех лет чувствовали себя перед громоздким киноаппаратом ситемы братьев Патэ весьма стесненно. Исполнители ролей двигались в кадре только фронтально, жестикулировали с откровенной театральностью. А вот Иван Мозжухин как бы и не замечал присутствия кинооператора. Достаточно посмотреть актера в роли крестьянского парня Петра, чтобы убедиться в этом.

«Этим своим выступлением Мозжухин обратил на себя внимание. Я понял, что Мозжухина ждет большое будущее», — так писал позднее в своих воспоминаниях Ханжонков.

Именно у Ханжонкова начинали свое «восхождение на трон» популярные «короли» и «королевы» дореволюционного кино. Вечная жертва чужих страстей – Вера Холодная, первый любовник Витольд Полонский, его непременный соперник Владимир Максимов, «звезды» второй величины — И. Худолеев и О. Рунич. Как же отличался от них Мозжужин! Он не погнушался даже выступить в научно-популярной ленте и исполнить роль опустившегося алкоголика. С большим мастерством актер воссоздал прискорбный путь горького пьяницы, от первой рюмки до белой горячки.

Иван Мозжухин не боялся быть неузнаваемым в разных ролях, Вначале он тяготел к внешнему, а затем, когда созрел его талант, и к внутреннему перевоплощению.

Как-то раз в киноателье Ханжонкова на Житной улице в Москве случился невообразимый переполох. В монтажную совершенно неожиданно ворвался самый натуральный черт! Он неистово вилял длинным хвостом, делал уморительные прыжки и гримасы. Что за наваждение? Просто это Мозжухин обживал свою новую необычную роль. Ему предстояло сняться в фильме «Ночь перед Рождеством», и
он решил проверить свою готовность на работниках киноателье,

Режиссер фильма «Ночь перед Рождеством» (1913) Владислав Старевич удачно соединил выразительную игру Мозжухина с объемной мультипликацией. До сих пор хорошо смотрятся эпизоды кражи чертом с ночного неба яркого серпа луны, сцена его превращения в горошину и наконец знаменитый полет кузнеца Вакулы верхом на черте-Мозжухине в Санкт-Петербург. С поэзией и фантастикой Н. В. Гоголя актер встретился еще раз в фильме В. Старевича «Страшная месть», в котором исполнил роль колдуна. В содружестве с талантливым, режиссером он создал колоритный образ зловещего старика, овеяный романтикой украинского фольклора. Этот фильм, как и предыдущий, был снят у Ханжонкова.

Стремление Мозжухина испытать свои силы в разных жанрах привело его к кинокомедии. Мозжухина можно по праву считать одним из лучших комедийных актеров дореволюционного кино. Легко и непринужденно ведет он роль шалопая-племянника в фильме «Дядюшкина квартира» режиссера П. Чардынина (1913). Этот фильм не уступает тогдашним американским комическим лентам и даже сопоставим с ранними картинами Макса Линдера. В игре Мозжухина привлекает яркая характерность, а также чувство меры и такт.

По-видимому, с еще большим увлечением работал Мозжухин над главной ролью в экранизации пушкинского «Домика в Коломне». Образ лихого гусара, переодетого в сарафан старой кухарки Мавры, был сродни разве что гоголевскому черту — так заразительно играл актер. Сохранившийся до наших дней фильм «Домик в Коломне» был
поставлен в 1913 году режиссером П. Чардыниным. В нем Мозжужин смело использует приемы буффонады и веселого фарса, сохраняя живость и непринужденность пушкинской поэмы. Одним из первых он постигает искусство мимики, выразительного движения на экране.

Творчество Мозжухина позволяет проследить одну интересную закономерность. Там, где актер опирается на традиции русской литературной классики и народного искусства, он достигает успеха; созданные им образы по-настоящему реалистичны, Выступление Мозжухина в фильме режиссера П. Чардынина «Крейцерова соната»
(1911) по одноименной повести Л. Н. Толстого стало началом обращения к творчеству гения русской литературы, приведшим его к классической ленте «Отец Сергий». Однако актер делает уступки и модным течениям той поры. Как и большинство актеров дореволюционного кино, Иван Мозжухин отдает изрядную дань «салонно-психологической мелодраме». Порой его занимали
и герои с больной психикой. Так, Мозжухин снялся в мистической драме из индийской жизни — «Таинственный некто» (1914); эту ленту дополняла драма любовная— «В буйной слепоте страстей» (1916), где любовь доводила героя до преступления и умопомешательства. В самом начале первой мировой войны Мозжухин снялся в символистской мелодраме с характерным названием «Жизнь в смерти».

В коллекции Госфильмофонда СССР мы находим еще несколько картин с участием Мозжухина, которые свидетельствуют о других направлениях в русском дореволюционном кино. Например, экранизации (или как их называли — «киноинсценировки») популярных песен и романсов. Такого не было ни в одной из кинематографий Европы и Америки. Начав с примитивной экранизации популярной песни «Из-за острова на стрежень», русский кинематограф достиг в этом жанре совершенства. По-своему интересны «Коробейники», «Умер бедняга в больнице военной». Сенсационную известность в свое время получила экранизация модного романса «У камина» с Верой Холодной в заглавной роли. К этому же циклу примыкают картины с участием Ивана Мозжухина: «Пара гнедых» режиссера Ч. Сабинского (1915), «Отцвели уж давно хризантемы в саду» режиссера А. Аркатова (1916), «Подайте, Христа ради, ей» режиссера Я. Протазанова (1916).

Актер никогда не опасался делить лавры своего успеха с партнерами и партнершами. Он участник лучших актерских дуэтов в дореволюционном кино. Об этом свидетельствуют и творческое сотрудничество актера с Верой Юреневой в прогрессивной социально-психологической драме «Женщина завтрашнего дня» (1914), и работа Мозжухина в паре с прима-балериной московского Большого театра Верой Каралли в фильмах «Наташа Ростова» (1915) и «Хризантемы» (1914). Позднее он создает непревзойденный дуэт с Натальей Лисенко

Думая о причинах успеха И. Мозжухина у самой широкой публики,
приходишь к выводу, что его популярность объясняется талантом, любовью к делу и большим трудолюбием.

Хранящийся в нашем киноархиве фильм «Хризантемы» — одна из последних работ Ивана Мозжухина в киноателье Ханжонкова. В 1915 году прославленный актер ушел к И. Ермольеву. Сохраняя несомненную объективность, Александр Алексеевич Ханжонков
позднее отметил: «Тут не было места каким-либо корыстным расчетам и соображениям: Мозжухин был уязвлен в своем артистическом самолюбии». Очевидцы рассказывают, что актер очень хотел сниматься в фильме «Катюша Маслова» (по роману Толстого «Воскресение»), где должна была дебютировать Наталья Лисенко. Однако роль Нехлюдова поручили другому исполнителю. Вскоре Мозжхухин и Лисенко стали вместе сниматься в киноателье И. Ермольева, Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что они
составили пучший актерский дуэт в дореволюционном кино.

В киноателье И. Ермольева актер встретился с крупнейшим режиссером русского дореволюционного кино Яковом Протазановым. Их творческое содружество оказалось плодотворным. Они создали лучшие фильмы того времени — «Пиковая дама» и «Отец Сергий». Протазанова и Мозжухина по праву называют основоположниками «школы русского психологического кинематографа».

Мозжухин снялся в фильме Я. Протазанова «Николай Ставрогин» (по роману Достоевского «Бесы»), имевшем широкий общественный резонанс, но к сожалению, не дошедшем до наших дней. Фильм и сейчас по праву считают одним из крупнейших художественных достижений дореволюционной кинематографии, а роль Ставрогина — самой значительной ролью Мозжухина, во всяком случае, до появления картины «Отец Сергий». Сам Мозжухин считал роль Николая Ставрогина своей лучшей актерской работой в кино. Об этом он писал в книге воспоминаний о русском дореволюционном
кино «Когда я был Николаем Ставрогиным», изданной в Париже. По утверждению современников, фильм даже выдержал сравнение с известной инсценировкой романа в Московском Художественном театре.

Среди крупнейших ролей Мозжухина мы по праву называем образ
Германна в фильме «Пиковая дама». Поставленный в 1916 году, он и поныне хранится в Госфильмофонде СССР. Мозжухин, как было уже отмечено, не впервые встретился с творчеством Пушкина. Но именно в «Пиковой даме» раскрылись лучшие черты дарования актера. Рисуя пушкинского Германна в кино, актер продолжал романтическую линию своего творчества. Мозжухин
был далек от идеализации героя. Образ Германна — своеобразная реакция актера на такие явления времен первой мировой войны, как бешеная погоня за наживой, всевозможные спекуляций и молниеносное обогащение тыловых акул. Актер сознательно
осовременил классический образ. В судьбе Германна Мозжухин показал уродующую власть денег, эфемерность сказочных богатств. В последних кадрах — Германн на больничной койке в доме умалишенных. Таким финалом постановщик и актер выносят
суровый приговор своему герою, погубленному корыстолюбием.

По меткому замечанию известного историка кино Н. М. Иезуитова, мозжухинский герой «производил впечатление, своим демонизмом», Современники не раз вспоминали об удивительной силе, влекущем «магнетизме» глаз актера. Нас волнует неотрывный, пронизывающий взгляд Мозжухина-Германна и сегодня.

Как же работал актер! Вместе с режиссером Мозжухин читал сценарий (а при экранизации — и литературный первоисточник). Внимательно выслушивал указания постановщика, часто вносил свои предложения. Однако буквы «договора» с режиссером не придерживался и всегда импровизировал, Обычно снималось два-три дубля. В картину монтировался лучший, а лучшим, как правило, оказывался актерский вариант. Так исполнитель становился как бы сорежиссером. Мозжухин любил заглянуть в монтажную, чтобы поинтересоваться, как будет смонтирован отснятый материал. На съемках был прост и общителен, не гнушался переброситься шуткой с техническими работниками — осветителями, реквизиторами, монтажницами. В отличие от иных киноактеров он был свободен от всякого «премьерства».

Вскоре после Февральской революции 1917 года Мозжухин снялся в протазановском фильме «Андрей Кожухов» в роли революционера-подпольщика. Эта лента, поставленная по одноименной повести С. Степняка-Кравчинского, пользовалась большим успехом у зрителей. Однако тут же отметим, что «революционность» ее была весьма умеренной, а суровый и замкнутый в себе герой, наделенный демоническими чертами, смахивал на героев традиционной «салонно-психологической» драмы.

Но сильнее всего драматическое дарование Мозжухина проявилось в
работе над образом князя Касатского в фильме режиссера Я. Протазанова «Отец Сергий» (1917–1918). Мозжухин добивается здесь вершин искусства перевоплощения. В начале картины
князь Касатский предстает молодым юнкером со смелым и умным взглядом. Юнкерский мундир сменяется блестящим мундиром гвардейского офицера. Затем князь Касатский превращается в отца Сергия. Мундир сменяется монашеской рясой, а та, в свою очередь -— рубищем убогого странника. В конце картины Мозжухин — дряхлый, сгорбленный старик с угасшими глазами. За внешней трансформацией мы угадываем глубокую внутреннюю жизнь образа. Актер поведал нам историю человека, который не смог смириться с фальшью и лицемерием великосветского общества. Нет сомнения, что демократическая антиклерикальная трактовка толстовского образа на экране стала возможной благодаря революционным преобразованиям в России.

С полной убежденностью можно отметить сегодня, что без «Пиковой дамы», «Отца Сергия» и других лучших дореволюционных экранизаций литературной классики молодая советская кинематография не одержала бы столь быстрых и заметных побед, каковыми являются «Поликушка» и «Коллежский регистратор». Это была добрая, плодотворная традиция...

Теперь остается приоткрыть несколько малоизвестных — страниц
творчества Ивана Мозжухина.

В 1918 году некоторые московские кинематографисты потянулись в Крым, к Черному морю... Ялта в то время превратилась в некую «российскую Калифорнию». Поспешно строили свои новые кинопавильоны Ханжонков и Ермольев. Повсюду происходили бурные революционные преобразования, утверждалась Советская власть, а ялтинские киноателье по-прежнему поставляли на экраны все те же «Сказки любви дорогой»...

Летом 1919 года Красная Армия под натиском белых вынуждена была
временно оставить Крым. В ялтинском порту хозяйничали англичане и французы. А тем временем немец Тиман (бывший владелец киноателье) спешно скупал талантливых русских киноактеров, действительно оказавшихся в бедственном положении. В городе царила разруха. Работы не было. На полученный аванс Мозжухин купил пару дорожных чемоданов и билет на пароход. Он, как и
другие растерявшиеся, гонимые ветром истории интеллигенты, отправился на Запад.

<...>

Якубович О. Иван Мозжухин: рассказ о первом русском киноактере. М.: Реклама, 1975.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera