Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Грозный в фильме истеричен, неверен, лжив

‹…› В начале 1941 -го грянуло уже ожидаемое решение о создании фильма «Иван Грозный». Конечно, его должен был ставить лучший режиссер-эпик. Конечно, им должен быть Сергей Эйзенштейн. Создание фильма было столь принципиальным для советского режима, что даже гитлеровская агрессия не остановила его производство. Съемки велись в эвакуации, в далекой Алма-Ате, ленту эту смело можно назвать детищем военного времени.

Фильм «Иван Грозный» (1943-1946) — редчайший случай, когда материал «верховного» заказа отвечал художническим пристрастиям режиссера. Эйзенштейн — историк, энциклопедист и гурман культуры, — был одержим временами Ренессанса XVI века. Во-вторых, свидетеля другой «грозной» эпохи притягивала тема тиранической власти. В-третьих, сама жестокость всегда болезненно волновала Эйзенштейна...

Первая серия фильма получила Сталинскую премию, вторая — была запрещена после просмотра в Кремле. Что же вызвало высочайший гнев главного «заказчика»?

Царя играл в фильме Николай Черкасов. В первой серии статный красавец, устремляя взор поверх толп, давал зарок вывести страну к «окиян-морю синему». Идея красива, да вот беда: не ценит ее подлый род людской. Для спасения мечты остается одно — рубить несознательные головы... Но главными противниками Ивана оказывались вовсе не интервенты, а злокозненные «внутренние враги». С этой-то затаившейся нечистью и шла здесь главная борьба...

Первая серия подернута холодным имперским стилем, но в системе эпопеи он разрушается на глазах. Сама пластика фильма — во второй серии нервная, горячечная, экспрессивная, — спорит здесь с официозной мифологией, необратимо меняя смысл ленты.

Маленькие фигурки принимают величавые позы у изножия своих искаженных, косматых, колеблющихся по стенам кремлевских палат теней — нависая над героями, они словно управляют ими, как марионетками. Сверкание снегов и соборов, снятых Э. Тиссэ — оттенено призрачными, источающими тайну интерьерами А. Москвина, и это делает мир побед, сражений, государственного величия — неверным, двойственным, сомнительным, приподнимая его изнанку — реальность заговоров и застенков.

«Реакционное» боярство вроде бы вовсю торгует здесь Родиной — Иван же озабочен крепостью державы. Но само изображение перекраивает характеристики борющихся сторон; бояре внешне предстают осанистыми кряжиками — и кажутся как раз надежными государственниками, а невротичный, непредсказуемый Иван с горячечными глазами безумца, аффектированной жестикуляцией и изломанной, истощенной больными страстями фигурой, принимающей изломанные позы, — кажется каким-то неверным, неосновательным, двусмысленным и в конечном счете — воплощающим стихию разрушительного хаоса. Хищно вытянутый череп, недобрый зрачок, клин острой бородки — делает его почти двойником... Мефистофеля, посланца тьмы. Не случайно так зловеще звучит его каркающий смех под сводами храма... Одна внешность Ивана — делает пустой болтовней все его разглагольствования о народном благе.

Черкасов, порой скованный в первой серии, обретает здесь высшую актерскую свободу, в которой накал страстей не противоречит дерзкой и острой пластике. Грозный в фильме истеричен, неверен, лжив, капризно-вздорен, склонен к мелодраматическим декламациям. Он запросто нарушает клятвы, предает друзей, притворно хворает — словом, он парадоксальным образом наделен пороками, традиционно приписываемыми «слабому» полу. Бисексуальность реального Грозного настолько известна, что отразилась даже в фильме Ю. Тарича, спокойно вышедшем на экраны. В 40-е годы Эйзенштейн уже не мог пойти на такую откровенность, но, внешне не нарушая пуританские табу, он делает гениальный режиссерский ход.

Иван в детстве с его огромными влажными глазищами, чувственными губами и хрупким плечиком, как бы ненароком выскальзывающим из-под сползающего ворота ночной рубашки — женственен до откровенной порочности. Гениально сыгранный Эриком Пырьевым царевич — «порченый» ребенок, в нем проглядывает оборотень.

Сталина не смутил бы показ жестокостей на экране — если бы их совершала сильная личность. Но Эйзенштейн показал, что исток тиранического характера всегда происходит не от внутренней силы, а, как и всякая жестокость, — от слабости. Нужно ли говорить, как уязвлен был «Отец народов»...

Фильм С. Эйзенштейна выражал подспудные духовные процессы, вызревавшие в обществе, — возвращение к традиционным ценностям отечественной культуры. Он был — очищением от официозной мифологии и в большой степени — детищем искусства тех лет, когда народы мира и сама история подписали бесповоротный приговор тирании, в какие бы одежды она не рядилась.

На десятилетия, памятуя о трагедии незавершенной эпопеи Эйзенштейна, кинематографистам нашим «не советовали» касаться фигуры Ивана Грозного. Она казалась опасной, вызывающей ненужные параллели...

‹…› Краткий обзор киноистории образа Ивана Грозного не хочется обрывать на минорной ноте. Оглянемся — отблески творения Эйзенштейна живут в сегодняшней киноклассике. Вспомним фильм Ф. Феллини «Казанова» (1976) с его образом гигантских теней, довлеющих над героями-марионетками, фильм Ф. Ф. Копполы «Дракула» (1992), пролог которого является прямым парафразом клятвы Ивана над гробом Анастасии из ленты Эйзенштейна, фильм Патриса Шеро «Королева Марго» (1994), автор которого не только признавался в любви к этой ленте, но и придал герою Жана-Юга Англада портретные черты эйзенштейновского Ивана...

История продолжается.

Ковалов О. Образ Ивана Грозного на экране // С. М. Эйзенштейн: pro et contra. СПб.: Издательство Русской христианской гуманитарной академии, 2015. С.670-676.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera