Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Женщина-прол
Любовь Орлова как идеал советских 30-х

Идеологи казарменного социализма превыше всего ценили в представительницах слабого пола их способность участвовать в общественном производстве. Трудовая армия страны была удвоена за счет женщин. Одновременно осуществлялась эмансипация: их охватили ликбезом, открыли им доступ к высшему образованию, предоставили право выбирать и быть избранными во впервые у нас созванный в 1936 году Верховный Совет.

Сбылась вековая мечта суфражисток, но самым непредвиденным образом. Женщина могла войти в высший орган государственной власти, но он носил сугубо декоративный характер — в стране, где правил диктатор. Женщина уравнялась в правах с мужчиной, то есть в обстановке бесправия ее могли пытать на допросах, расстрелять или сгноить без суда в лагере. Женщине открыли дорогу к общественно-полезному труду, но эта возможность быстро превратилась в жесткую необходимость: свобода выбора исчезла.

Тем временем именно миф о раскрепощении женщины охотнее всего эксплуатировался официальной пропагандой, поскольку он представлял собою эмоционально усиленный, духоподъемный вариант мифа о свободе советского человека вообще. Естественно, он многократно претворялся на экране. Не случайно, если попробовать представить себе обобщенный образ советского кино 30-х годов, он, скорее всего, персонифицируется в облике Любови Орловой.

Ее смеющаяся белокурая текстильщица, конечно, очаровательна. Но она заставляет все же вспомнить женщину-прол, описанную в романе Оруэлла «1984». Прачку, которая, выстирав огромную корзину белья, развешивает его на веревках и, едва рот освобождается от прищепок, затягивает мощным контральто одну из песен, специально создаваемых для пролов музыкальным ведомством Старшего брата. Слова их сочинялись без участия человека — на аппарате под названием версификатор. Но прачка скрашивала их счастливым чувством. Наблюдая за ней, без устали расхаживающей между корзиной и веревками, герой романа — Уинстон испытывает сложное чувство тоскливого удивления и невольного восторга перед ее почти биологическим жизнелюбием.

Вот и обладательница сильного сопрано, без передышки расхаживая от станка к станку, радостно поет «Марш энтузиастов». Название фильма «Светлый путь» придумал Сталин, абсолютно точно определив светлую судьбу, уготованную миллионам женщин: беспрерывную интенсификацию труда на производстве.

Сталин, как известно, любил кино, некоторые фильмы смотрел десятки раз, помнил наизусть реплики и даже проборматывал их, сидя в зале. Однажды, наслаждаясь таким образом «Волгой-Волгой», вождь посадил рядом с собою Григория Александрова и в знак одобрения похлопал режиссера по колену. Обдумывая былое на склоне лет, художник приписал необычайный успех своих произведений их жанру. Он прибегнул к уникальному, надо полагать, сравнению: уподобил кинокомедию... бронебойному кумулятивному снаряду.

Вчитаемся: «Высокоскоростная струя жидкого металла, заключенная в похожем на початок кукурузы устройстве, пробивает стальную броню... Глубина проникновения при этом равна длине струи... Прочность мишени не играет существенной роли. Так вот и кинокомедия: если она выстроена по строгим законам этого жанра, прочность мишени не имеет значения». Стало быть, если кумулятивный снаряд прошибает броневую плиту, то «Волга-Волга» покорила Сталина.

Но дело было, думаю, не только в победительной силе жанра. «Государственный чиновник» Пырьева и «Счастье» Медведкина — великолепные комедии, но в них таилась критика режима, и они были затравлены. Наверное, «Волга-Волга» полюбилась вождю не только жанром, но и чем-то другим. Его, допустим, могла впечатлять красота недавно построенного зэками канала, по водной глади которого величественно скользит белоснежный теплоход «Иосиф Сталин», сопровождаемый песней о реке «как Родина свободной». Импонировала, надо думать, вождю и главная героиня картины. Актрисе удавалось сохранить неодолимую женственность, отчетливо воплощая при этом все признаки той маскулинизации, какую навязчиво внушала официальная пропаганда.

Идеал женщины в то время исключал ее традиционные качества: способность к глубокому сопереживанию, мягкость, деликатность, тонкость чувствований, облагораживающий все вокруг свет любви. Она должна была быть боевитой горлодеркой, какой и старается выглядеть громкоголосая, размашистая Стрелка, облаченная в куртку и сапоги, а потом и вовсе в костюм боцмана речного флота.

Любви же Любовь Орлова не играет, Стрелка и ее поклонник любят каждый свою идею больше, чем друг друга. Хотя любить идею больше жениха и значит быть духовной дочерью того самого Бывалова, с кем Стрелка вступает на экране в затяжной спор.

Маматова Л. Машенька и зомби. Мифология советской женщины. // Искусство кино. 1991. № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera