Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Озлобленность и сомнение не превращаются в цинизм и безверие
О Гамлете Михаила Козакова

(Текст написан в марте 1957 года)

<...> Двадцать три года, первая большая роль в театре, и эта роль — Гамлет! Козакову, кажется, по всем обстоятельствам было суждено повторять трактовку первого исполнителя Гамлета в Театре Маяковского — Е. Самойлова. Но Гамлет — Козаков оказался не похож на своего лирического, сентиментального предшественника. Мы увидели необычного принца Датского: желчного, раздражительного, ядовитого, все подвергающего разрушительному сомнению.

«Слова, слова, слова!..» Козаков восклицает это с бесконечным презрением, с клокочущей злостью. В них — ключ к пониманию роли. Все мираж, пустые, лживые фразы: и отеческие внушения Клавдия, и дружеские речи Розенкранца и Гильденстерна, и любовные признания Офелии.

Спектакль «Гамлет». Театр им. Маякоского. Режиссер: Н. Охлопков. 1956

Козаков-Гамлет уже способен не удивляться гнусности. Но его поражает, что «можно улыбаться и быть мерзавцем». Лживая личина низменности приводит его в неистовство.

Здесь примета его молодости. Лишь постепенно идет он к трудному познанию мира, отрешаясь от юношеских иллюзий.

Гамлет Козакова отнюдь не «классический образ», сыгранный объективно и холодно. Слишком много в нем личной злости, чтобы вместить ее в рамки холодноватой традиции.

Но — что принципиально важно — озлобленность, сомнение козаковского Гамлета не превращаются в цинизм и безверие. Цинизм — это примирение со злом, капитуляция перед подлостью. Юношеский запал, страсть, с которой сомневается и разоблачает Козаков — Гамлет, яснее всего показывают его непримиренность, несогласие с низостью. Отрицая, он страстно тоскует об утраченной гармонии.

И это очень существенно. Есть унылый скептицизм, брюзжание, рожденные холодным равнодушием обывателя, пакостная усмешка циника, потирающего руки при виде любой гадости: «чем хуже — тем лучше». Ненависть козаковского Гамлета — это ненависть ко всему тому, что еще и сегодня мешает нам жить, в ней бьется современная и благородная страсть — актера-гражданина.

То, что выражено Козаковым так интенсивно и категорично, может быть представлено в более сложной, опосредованной форме, как в Павле Корчагине, или резко, впрямую, как в спектакле «В добрый час!», поставленном в Центральном детском театре молодым режиссером А. Эфросом, — но оно живет, это чувство, оно характерно для сегодняшней молодежи. — Непримиримость ко всякой уклончивости и фальши, к мещанскому «позорному благоразумию», страстная жажда правды, какой бы трудной она ни была. Именно эти мотивы стали главенствующими в первой постановке студии молодых актеров «Вечно живые».

Ханютин Ю. Трудные судьбы // Искусство кино. 1995. №6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera