Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Не пахли бы бабушкиным сундуком
Беседа с художником по костюмам фильма «Лето»

(С Татьяной Долматовской беседовал Тим Ильясов)

— Первый вопрос о самом главном. Где ты добывала вещи того времени для героев?

— Где только не! Для начала мы перерыли все костюмерные Москвы и Петербурга, частные и студийные. Забавно, что в то же время снималось еще несколько проектов про 80-е и периодически мне звонили коллеги: «Когда уже вещи вернешь?! Ты нам ничего не оставила». Вовремя урвала лучшее, выбирала каждую вещь любовно, будто для главного героя, при этом зная, что она будет сниматься в 85-м ряду массовки. Но бюджет на костюмы был небольшой для такого фильма, и конечно, приходилось изворачиваться. Ездили на российские блошки, каждые выходные, как на работу, один ассистент искал нужные вещи в Питере на «Уделке», второй — в Москве в Новоподрезково. На блошиных рынках, если хочешь разжиться чем-то конкретным, нужна система связей, когда одна бабушка звонит другой, та третьей и тебе находят необходимую кофточку, платье или трусы 80-х. Связи эти у меня уже были отработаны после того, как я собирала костюмы для фильма «Ледокол», так что «тетиВали» и «дядиКоли» меня знали. Звонишь им: «Ну что, есть завоз?» — «Нет, детка, приезжай на следующей неделе». В Петербурге, кстати, на блошке куда больше ценного, чем в Москве. Собрав все, что можно на местности, мы съездили в Лондон и Берлин за самыми «сливками», за тем, чего в России не отыскать ни на студиях, ни на блошиных рынках. Лондонские модники одеваются на барахолках, на винтажную одежду там большой спрос и большое предложение, можно найти все, что угодно.

— А как европейская одежда, которую вы там покупали, вписывалась в образы героев из советских 80-х?

— А вот тут я буду тебе вопросы задавать, как исследователю моды. Ты мне расскажи, как это выглядит, а я потом отвечу, какие задачи перед собой ставила. Выглядит ли исторически достоверно?

— На мой взгляд, да! Хотя иные барышни выглядят уж очень модно. Впрочем, они ведь доставали фарцу, так что почему бы и нет.

— Они такие и были, барышни эти. В фильме такие есть в сцене квартирника.

— Знаешь, я подумал, что у героев слишком хорошие трусы для начала 80-х.

— Да ладно! В 1981 году уже трусы «неделька» пришли к нам из ГДР и Польши. Нам удалось отыскать настоящие, достоверные, новенькие, не распакованные. Жаль, в кадр они не попали. Тема нижнего белья в этот период немаловажна. Например, впервые в советской истории некоторые особо смелые девушки стали ходить без лифчика. И тем героиням, которые по характеру могли себе это позволить, мы не надевали лифчики. А парни перестали носить майки под рубашки, что до этого было каноном.

— Трусы на Александре Горчилине, в которых он полфильма бегает, тоже оригинальные, настоящие — русские, советские?

— Русские-прерусские, советские-пресоветские. Буквально с чьего-то дедушки, да простит меня Горчилин. (Конечно, сто раз перестиранные.) В общем, за трусы не переживай, я этот момент проработала очень тщательно.

— Я все пытаюсь к чему-то придраться, но пока особо не к чему. Картинка выглядит цельной. Современные вещи явно мелькали, но глаз их не зацепил, так хорошо они были вписаны в образы.

— Это не тайна, там современных вещей процентов двадцать. Какие, угадаешь?

— Обувь?

— Обуви нашла много оригинальной. На Avito в том числе. Люди включались, искали у себя на антресолях что-то, помогали очень, рассказывали истории этих вещей. Тем не менее ты прав, кое-какая современная обувь все же есть. Но на вид ее не отличишь. В начале 80-х начали производить советский «адидас» три полоски, и сейчас эта модель снова актуальна. Впрочем, современные вещи я вставляла специально, а не потому, что мне чего-то не хватало.

— Для чего?

— Для нас с Кириллом было важно создать образы, которые, с одной стороны, были бы достоверны, с другой — не пахли бы бабушкиным сундуком. Чтобы молодой человек 18 лет мог сказать: да, в этом можно выйти на улицу. Поэтому я и отсекла какой-то пласт достоверных советских вещей. Например, в картине практически нет советских принтованных тканей, кроме тех мест, где они действительно нужны. Для образа соседки — Евгении Павловны — мы нашли советскую ткань в цветок и сшили ей халат. Выбор был непростым среди многообразия сохранившихся ситцев 80-х. Еле удержались от соблазна сшить ей десяток халатов и переодевать ее в каждой сцене. Одни приметы времени четко обозначены, от других мы намеренно отказывались. Важно было создать чистую картинку, которая бы не уводила молодого зрителя, лишенного ностальгии, туда, где ему непонятно и «тухло».

— Так, какие еще современные вещи были задействованы в фильме? Надо сделать квест по одежде фильма!

— Почти все, что надето на Цое. Его костюм на финальном концерте мы сшили по фотографии, он такой же, как и был. Это повтор, цитата. Вещи не сценического образа Виктора — куртка, футболка, джинсы, кеды — все современные. Вначале мы сшили ему две куртки в духе эпохи и даже утвердили их, но что-то было с ними не так. Не шло, не нравилось мне, казалось, что должно быть как-то иначе. С этими мыслями я встретила одного своего приятеля и увидела на нем куртку, которая идеально вписалась бы в образ Цоя. Говорю: отдай куртку! Он мне отвечает нецензурным аналогом фразы: «Ты с ума сошла?» Это мой хороший давний приятель, сценарист Миша Шприц. Успокойся, говорит, я знаю все эти твои штучки. Но мне нужна куртка! Настаиваю, отдай куртку, ну пожалуйста, она мне очень нужна! «Тань, мне может быть тоже нравится твой ролекс, но я же с тебя его не снимаю»,— отвечает. Я сняла часы моего года рождения, которые всегда ношу, и отдала ему в обмен на куртку. Потом, когда съемки закончились, мы поменялись обратно. Пару месяцев я жила без часов, но с курткой для главного героя, а приятель ходил в моем «ролексе».

— На черно-белую картинку ориентировались при подборе вещей?

— Я никогда раньше не делала проекты в ч/б. По идее: миксуй что угодно — все равно цвета не видно, но нет. Если сочетание режет глаз в цвете, то и на черно-белой картинке будет смотреться плохо. Поэтому мы собирали комплекты так, чтобы вещи хорошо сочетались по цвету.

— Создавались ли эскизы? Как выглядела разработка образа?

— Вначале мы создали подборку с фотографиями того, как было на самом деле. Портрет эпохи, фотографии наших героев в разных ситуациях, фото простых людей, которые могли бы ходить на концерты в рок-клуб, и прочее. Тут, кстати, возникла сложность. Фотографий Цоя и его окружения начала 80-х очень мало. В основном все его фотографии уже после 1985 года. Месяца два я провела, закопавшись в исследование эпохи. Чтобы нарушать правила, их для начала нужно выучить.

Рассматривали все мелкие детали. Так, к примеру, мы воссоздали футболки для участников группы «Зоопарк», в которых они выступали. На футболке каждого участника группы было изображено животное, совпадающее с животным — символом года его рождения по восточному календарю. Концертный костюм Майка Науменко тоже, кстати, достоверно воссоздан. Или еще, заставляла надевать всех девочек капроновые колготки. Они не понимали зачем, а в 80-е капронки носили даже с босоножками, вот и наши героини всегда в колготках. Актрисы сопротивлялись страшно. Лето! Жара! Но я сказала: надо! Футболки почти все современные, но перешитые: добавлена другая горловина и кант по рукаву.

В общем, создав вначале картинку на сто процентов мемориальную, я начала искать решения, как теперь это все сделать понятным современному зрителю без ностальгии.

Многие художники по костюмам говорили мне: если надеть на героя подлинные вещи эпохи, он не будет выглядеть сексуально в глазах современных зрителей, им не покажется привлекательным герой в пиджаке на ватных плечах, он просто не поймет его, потому образы нужно адаптировать.

У меня не совсем такой посыл. Важно не только, чтобы зритель понимал, важно, чтобы зритель смог себя ассоциировать с героями. Мы создали образы героев не такими, какими их привыкли видеть. Изображения, которые застряли у людей в голове, это более поздние картинки, а мы делали ранний период, когда наши персонажи выглядели совсем по-другому. Впрочем, мы ведь и не хотели делать фильм-биографию. Если ты заметил, ни разу не упоминается фамилия. Главный герой — Виктор. Только в конце появляются даты жизни, связывающие экранных персонажей с реальными людьми. А так, никто не говорит в картине, что это Цой, а это Науменко, есть только Витя и Майк. <...>

Куртку для Цоя я сняла со своего приятеля // Коммерсант. 30 мая. 2018

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera