Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
На съемках «Золушки»
Янина Жеймо работает над ролью

«Обычно считалось, что у Жеймо отвратительный характер, — писала сама актриса. — Ничего из неё не удаётся слепить, она не воск. И это было правдой. Если меня в сценарии что-то не устраивало, я не могла спокойно жить и не давала жить режиссёру и особенно автору. Ведь зритель в конечном итоге увидит на экране актёра и, если я не справлюсь с порученной мне ролью, то я и буду отвечать перед ним». Логика железная! А относится этот пассаж к единственному серьёзному конфликту Жеймо со Шварцем на съёмках Золушки". Спорили они часто и до войны, когда снималась серия про Леночку. На словах Шварц часто оказывался убедительнее, у Жеймо не находилось аргументов. Между тем, играть было неуютно, либо эпизод казался недостаточно смешным. Исчерпав все доводы, она проигрывала Шварцу всю сцену от начала до конца, и тот, почки каждый раз со смехом ретировался: - Сдаюсь! Победили!. Но на этот раз было иначе.

Дело в том, что в сценарии Золушка по первому же приказанию Мачехи надевает туфельку Анне — зная, что тем самым лишает последней надежды на счастье. Такая покорность категорически не устраивала Жеймо: — Мы только что пережили страшную войну. Наши дети будут равнодушны к такой Золушке. Им будет не понятно, почему Золушка, когда её бьют по одной щеке, безропотно подставляет другую? Почему она не борется и не протестует? Я, а значит и мой зритель — дети, такой девушке не будут сочувствовать, а значит, не будут и любить». Но Шварц был непреклонен. И актриса действительно возненавидела свою героиню — во всяком случае, потеряла к ней всякое уважение и называла не иначе как «шляпой».

Когда наступило время съёмок «проблемного» эпизода. Жеймо увидела спрятавшегося за колоннами Шварца. Он не так уж часто появлялся в павильоне, но в этот раз решил самостоятельно удостовериться. что всё пройдёт благополучно. И Жеймо решила: будь что будет. В ответ на приказ Мачехи надеть туфельку, вместо робкого «Хорошо, матушка, я попробую», она спокойно и категорически произнесла: «Ни-за-что». Раневская оторопела, но — будучи блестящим импровизатором — тут же нашлась и «довела дефект до эффекта», то есть обыграла свою оторопь: «Если ты сейчас же не наденешь туфельку Анне, то я... я... выгоню из дома твоего отца!». Вот это уже была серьёзная мотивировка. Жеймо воскликнула: «Нет, нет, матушка! Прошу вас!» — и в ужасе бросилась надевать Анне туфельку. Не из христианского смирения, а ради спасения отца. Что произошло затем, рассказывает сама актриса:

« - Стоп! — услышала я голос Кошеверовой.

В наступившей гробовой тишине мы услышали чёткие шаги, которые гулко раздавались в павильоне. Из его глубины к нам шёл Шварц. Подойдя к мачехе, он неожиданно произнёс:

— Вы забыли добавить. Фаина Георгиевна: «И сгною его под забором»
— Прости меня, дорогой. — проговорила Фаина Георгиевна, хотя в
сценарии всего этого диалога вообще не было. — Я чувствую, что говорю что-то не то, а вот что надо, никак не могу вспомнить.

Шварц посмотрел на меня и, наверное, выглядели мы оба как напроказившие школьники. Ещё секунда, и мы разразились бы смехом, но к Шварцу подошла Надежда Николаевна и, взяв его под руку, отвела в сторонку, где они довольно долго беседовали. Иногда Шварц поглядывал на меня, а в глазах сверкала хитринка.

В эту секунду я уже любила свою героиню, и мне хотелось расцеловать свою мачеху, Шварца и вообще весь мир».

Увы, не все удалось отстоять. Например, Жеймо непременно хотела сама исполнять все песенки. Не потому, что была тщеславна, а потому, как считала, что у Золушки не может быть поставленного, оперного голоса, и петь она должна уютно, по-домашнему. Но это было не принято в те годы: вокальные номера должны были исполнять профессиональные певцы. При том что в титры фамилии их никогда не ставились, даже если они были достаточино известны. <...> Нет фамилий певцов и в титрах «Золушки».

Песенки Золушки поёт Любовь Михайловна Чернина (1913-2004) Она окончила Киевскую консерваторию у знаменитой Елены Муравьёвой (учительницы Козловского) и, обладая колоратурным соправо могла рассчитывать на оперную карьеру. Её приглашали и в оперные театры, и в Ленинградский театр оперетты, но всю жизнь Чернина проработала на эстраде. Пела с джазом Николая Минха, исполняла арии из классических оперетт, выступала у Райкина в Театре миниатюр. В юности она успела даже стать первым диктором Белорусского радио.

Кто-то из помрежей, работавших на «Золушке», увидел Любовь Чернину на открытой эстраде. К тому времени перепробовали уже три десятка певиц, но всё безрезультатно. И вот был найден голос — чистый, высокий (быть может слишком высокий: Козинцев предлагал немножко снизить его при перезаписи) и, главное, домашний, без оперной напыщенности или эстрадной лихости. Спадавеккиа [композитор картины — прим.ред] тут же приехал из Москвы, и после долгих репетиций все три песенки были записаны. При записи первой из них («Дразнят Золушкой меня...») Чернина от волнения слегка сбилась с ритма. Решили так и оставить: это делало исполнение ещё более «человеческим» и уютным. Долго репетировали не зря: до сих пор почти все уверены, что поёт Жеймо. И хотя актриса всё равно считала, что должна была сама озвучивать роль от начала до конца, с исполнением Черниной она примирилась (нельзя сказать, чтобы осталась довольна, так как и собственная
работа всегда вызывала у неё чувство неудовлетворённости). Когда десять лет спустя они встретились в Москве, она подарила певице свою фотографию с милой надписью: «Вокальной Золушке Л. М. Черниной от Золушки Янины Жеймо».

Про другие, не вошедшие в картину, находки Жеймо вспоминала с горечью. Например, репетируя танец Золушки на кухне, она предложила, чтобы каждый стук деревянного сабо о каменный пол сопровождался вторым таким же стуком — как будто звучит эхо, к которому Золушка прислушивается и «с которым» как бы танцует. В репетиционной комнате поставили ширму, за которой спрятался танцор-чечёточник. Жеймо бесшумно танцевала перед ширмой, а чечёточник за ширмой стучал за двоих (синкопированный ритм
чечётки идеально подходил для этого). Танец сразу же «заиграл», но режиссёры посчитали, что это выглядит слишком по-голливудски, и решили оставить всё по-старому.

В первой сцене на кухне Золушка должна была достать из корзины с углём чёрную кошку, окунуть её в корыто с мыльной пеной и вынуть абсолютно белой. Ещё бы: ведь у неё золотые руки. Эпизод сняли в два счёта (разумеется, использовав двух кошек: чёрную и белую), но при монтаже выбросили, посчитав чересчур глупым.

Наконец, монолог Золушки на террасе («Вот, счастье, ты и пришло ко мне...»). Жеймо очень боялась театральности и предложила сделать его внутренним — то есть озвучить за кадром. Но режиссёры были категоричны: «Мы снимаем сказку, и никакая мистика нам не нужна».

Всё это было для актрисы неприятно и обидно. «Когда зрители спрашивали меня, люблю ли я свою Золушку, мне всегда трудно было отвечать. — писала она. — „Золушку“ Шварца я очень люблю. Но воспоминания о работе во время съёмок оставили в моей душе неудовлетворение, чувство чего-то недоделанного и поэтому, естественно, неприятного».

Багров П. «Золушка»: жители сказочного королевства. Москва: Киновидеообъединение «Крупный план». 2011.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera