Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Архивное интервью Любовь Аркус и Дмитрия Савельева
О неосущественных замыслах и V съезде кинематографистов

О старый замыслах

‹…› Есть замыслы, с которыми трудно расстаться. Я еще в студенческие времена хотел снять короткометражку по рассказу Горина «Гроза в горах» и до сих пор не расстался с этой мыслью, хотя у нас как-то не принято взрослым режиссерам снимать трехчастевки, да и выпускать ее некуда. Молодой человек помогает девушке перетащить чемодан через дорогу; слово за слово — и выясняется, что она перебирается с вокзала на вокзал. Весна, у него свободное время, она ему нравится. Они проводят вместе полдня, а потом в аэропорту она не может сесть в самолет из-за нелетной погоды в горах, и эта задержка на два часа меняет все их планы и, может быть, всю жизнь. На этой паузе были каллиграфически выстроены отношения двух людей с разными характерами, разной социальной принадлежностью и т. д. Такой вот этюд для ювелирной работы двух классных молодых актеров.

Потом долгое время я мечтал сделать фильм по «Обмену» Трифонова, понимая колоссальную сложность его экранизации. Простой закон: чем лучше литература, тем труднее ее снять. При прямом переводе на экран хорошая литература многое теряет, но, с другой стороны, должен же найтись способ адекватного переноса в фильм хотя бы некоторых аспектов повести. Я пытался пробить эту постановку еще в советское время, но если на уровне объединения это еще принималось, то на уровне студии мне твердо сказали: нет, нам этого не надо. В литературе и кино были разные цензурные барьеры. Что было допустимо в литературе, в кино, как в самом массовом искусстве, не разрешалось. Зачем им был Трифонов в потоке жизнеутверждающих картин? Как ложка дегтя в бочке меда. Сейчас Трифонова как будто подзабыли, а ведь он очень актуальный писатель, который еще в 70–80-е годы писал о тех процессах «обмена», которые в полную силу развернулись в 90-е.

Еще один замысел — из эпохи ГУЛАГа, но не про лагерные ужасы, а про совсем другую сторону жизни, как бы даже не страшную, но такую, сквозь которую просвечивает целое. Словом, фильм о тогдашней системе как таковой. Тут мне не хотелось бы расшифровывать, потому что я еще надеюсь к нему вернуться.

Потом была идея фильма из времен Великой Отечественной войны — о маленьком человечке, который случайно попадает в плен, затем в армию Власова. О полуграмотном солдатике, которого как песчинку швыряют и носят ветры истории. Мы предлагали этот проект Би-би-си, которая к нам обратилась после «Плюмбума», предположив, что в конце концов героя заносит в Лондон. Но англичане сказали, что Власова у них никто не знает, и все это будет им непонятно. Про ГУЛАГ мы им тоже предлагали, но они нам объяснили, что про лагеря надо снимать так, как у Солженицына.

Не так давно мы с Миндадзе написали заявку под названием «Маскировка». Она прошла сценарный конкурс и даже получила приз, но мы оставили ее в стороне, потому что ее перебила идея «Времени танцора». Едва ли мы к ней вернемся, потому что некоторые вещи оттуда уже использовали. Сюжет такой: из военной части бежит офицер. Чтобы не поднимать шума, командование снаряжает за ним другого офицера, чтобы он его нашел и вернул. Посланец после долгих поисков находит беглеца, но не возвращается. Почему не возвращается, какой образ жизни они вели и какой выбирают, что их заставляет сбежать — об этом и должен был быть фильм. По форме предполагался полудетектив, а по сути — фильм о возможности другой жизни.

Очень жалею, что не успел перед «Слугой» сделать «Маскарад» с Олегом Борисовым. Он мог стать ключом к этой простой, но загадочной истории, которая меня всегда интриговала. Обычно и «Отелло», и «Маскарад» трактуются как истории ревности, доведшей героев до убийства. Мне всегда казалось, что смешно так плоско трактовать сюжеты великих авторов. С другой стороны, когда в «Маскарад» пытаются внести некий социально-политический смысл, это тоже примитивно. Мне представляется, что «Маскарад» — трагедия человека, переставшего верить своим чувствам. Он пытается поверить их разумом, хотя чувства богаче и глубже того, что может оценить и сформулировать разум. Чувства свидетельствуют, что Нина его любит, а изощренный ум подбрасывает ему факты и производит логические построения, из которых неопровержимо следует, что она ему неверна. К тому же разум находится под социальным прессингом. Общество судит о приличности и неприличности поведения, о верности и неверности, и герой, считая себя независимым, на самом деле поддается этому давлению. Какого можно было бы сделать Арбенина с Борисовым! Не мрачного ревнивца-старика, который все ищет, а человека, который понимает ненормальность своих действий и умозаключений, но ничего не может сделать. Это и есть трагедия. Выбор между чувством и разумом делается в пользу разума, чувства умирают, и человек разрушается; а когда разрушается человек, через некоторое время разрушается и разум. Я не к тому, что он должен в финале сходить с ума, но все эти черные гости и странные визитеры — это же не случайность. Я думал не о кино, а о сцене: рифмованные тексты на экране — это такая условность, которую трудно преодолеть, и я не знаю, есть ли примеры удачного решения.

В-общем, серьезные были замыслы, и есть повод погрустить, что не удалось...

‹…›

О Пятом съезде кинематографистов и его последствиях

Пятый съезд был не причиной, а следствием процессов в стране. Если бы начальство наверху не захотело провести такой съезд, его бы не было. Это было разрешено. И то, что было выпущено много полочных картин, — тоже разрешение сверху. Естественно, было прекращено много рутинных, бюрократических процессов, и возникла живая жизнь в виде раздумий, предложений, закончившихся созданием новой модели кинематографа. Все это могло быть только в новых условиях, которые складывались в стране.

В модели отсутствовал кинопрокат как способ возвращения денег в производство. Считалось, что пусть картины как идут, так и идут. Но ни в одной стране мира так не происходит: государство так или иначе этот процесс регулирует. Особенно у нас с таким пространством и такой сельской сетью. Потом, это совпало с расширением видеосети, с политикой ТВ. Конечно, с кинопрокатом получилась беда. Но если бы даже система проката была описана в новых координатах достаточно убедительно и конструктивно, неужели она не была бы развалена, как многие хозяйства? Несмотря ни на какую модель, кинопрокат попал бы в цепкие руки, и в результате было бы то же самое, что сейчас. Конечно, тогда казалось, что государство не выпустит из рук такую мощную структуру, как кинопрокат — механизм, который позволяет сохранить отечественную культуру, и канал проведения идеологии. Но выпустило. Трудно было предположить, что новая власть поведет себя так преступно недальновидно в отношении проката. Нам нужны решения на государственном уровне — кинематограф сам себя не вытащит.

Другое последствие Пятого съезда — были развязаны руки творческой инициативе. Можно было делать все то, о чем раньше и мечтать было нельзя. Нельзя было снять «Слугу», «Армавир». Но вопрос в том, что оказалось в столах. Были ли готовы авторы? Не очень. Это факт, который, однако, никому в вину не поставишь.

Мы не ощущали никакой растерянности перед новыми временами и все время были в работе. Единственный долгий простой был между «Армавиром» и «Пьесой для пассажира», потому что мы четыре года не могли найти денег. Наконец, сценарий Миндадзе победил на конкурсе, а Госкино под победителя заранее обещало выделить деньги. <…>

Публикуется впервые

Аркус Л. Савельев Д. Из интервью с Вадимом Абдрашитовым. // Архив Сеанса.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera