Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
«Брюки с лампасами казачьи — 2300 шт»
Из дневника директора картины «Война и мир»

4 апреля 1961 года нас, небольшую группу мосфильмовцев во главе с генеральным директором В.Н.Суриным, приняла министр культуры Е.А.Фурцева. Это первое совещание было посвящено организационным вопросам, основным из которых был, по­жалуй, вопрос о всесторонней помощи в работе над фильмом Министерства обороны СССР. Екатерина Алексеевна при нас позвонила министру обороны. Родион Яковлевич Малиновский самым дружелюб­ным образом выразил нам поддержку и, не отклады­вая решения в долгий ящик, назначил главным воен­ным консультантом фильма генерала армии В.В.Курасова. На первую встречу с нами вместе с Курасовым прибыла группа военных историков, и среди них был генерал-майор П.А.Жилин, знаток истории Отечест­венной войны 1812 года. Сразу положительно был ре­шен вопрос о допуске к материалам библиотеки Генштаба. Генерал Курасов заметил, что ввиду отсутст­вия сценария пока трудно обсуждать потребности всего фильма, но один вопрос ясен и сейчас: где брать кавалерию? Ведь в начале 60-х в Советской Армии ка­валерия отсутствовала.

Сергей Федорович совместно с кинодраматургом Василием Ивановичем Соловьевым приступили к написанию сценария, а мы занимались изучением иконографического материала, поисками мебели и всевозможного реквизита, руководствуясь пока романом Л.Н. Толстого.

Возглавляемая Бондарчуком, наша небольшая группа изучала экспозиции музеев Москвы, Боро­дина, Ясной Поляны. Также мы съездили в Ленин­град, где побывали в Павловском, Пушкинском, Петергофском, Русском музеях, в Петропавловской кре­пости, дворцах Строгановском и Елагинском и, конечно же, в Эрмитаже. Здесь нашим экскурсоводом был главный хранитель отдела русской культуры Вла­дислав Михайлович Глинка — выдающийся историк, большой знаток русского дворянского общества, а также уставных порядков и быта русской и француз­ской армий времен Отечественной войны 1812 года. Он напитал нас богатейшими сведениями: не только провел по всем залам, но и показал все фонды.

Сергей Бондарчук на съемках фильма «Война и мир»

***

В течение всего 1961 года мы неоднократно встре­чались с Курасовым, решали многочисленные вопросы, но один вопрос каждый раз оставался открытым: как быть с конницей? Ведь без нее постановка карти­ны невозможна. Что делать? Где брать лошадей? Для решения этой задачи Курасов привлек гвардии гене­рал-лейтенанта в отставке Н.С.Осликовского, имев­шего большой опыт работы в кинематографе. Он сра­зу же выехал в Ростов и Нальчик, чтобы выяснить, ка­ковы ресурсы на конных заводах юга нашей страны. Итогом этой поездки явился доклад, в котором пред­лагалось на базе Министерства обороны СССР сфор­мировать отдельный кавалерийский полк.

***

30 марта 1962 года приказом генеральной дирек­ции киностудии «Мосфильм» фильм «Война и мир» был запущен в производство, начался подготовитель­ный период. Первым делом мы принялись размещать наши заказы. Для того чтобы иметь хотя бы частичное представление об объеме работ, перечислю некото­рые из них:

Лафеты орудийные к пушкам разных калибров — 60 шт.

Стволы орудийные из алюминия — 60 шт.

Ядра алюминиевые — 100 шт.

Мундштуки для персонажных лошадей по музей­ным образцам — 50 шт.

Перевязи для холодного оружия — 5650 шт. Понталер — 560 шт.

Перевязь гусарская — 3700 шт.

Портупея для сабель — 400 шт.

Перевязь для тесака — 600 шт.

Патронные сумки трех видов — 1250 шт.

Ташки гусарские трех видов — 450 шт.

Палаши с ножнами — 500 шт.

146 Палаши-клинки — 250 шт.

Полусабли — 450 шт.

Шпаги офицерские — 50 шт.

Сабли с ножнами — 500 шт.

Сабли-клинки — 250 шт.

Лядунки гусарские из сополимера — 600 шт. Кирасы кавалергардские из сополимера — 600 шт. Каски кавалергардские баварские и итальян­ские — 600 шт.

Кивера пяти видов — 11 000 шт.

Гренадки французские — 3000 шт.

Гренадки русские — 2900 шт.

Французский орел со щитом — 1800 шт.

Султаны из поролона — 6000 шт.

Султаны из искусственного волоса — 600 шт. Репейки семи видов — 8700 шт.

Брюки с лампасами казачьи — 2300 шт.

Мундиры русские: пехота, артиллерия — 3200 шт. Мундиры казачьи — 600 шт.

Мундиры французские — 2150 шт.

Мундиры гусарские с меховой опушкой — 750 шт. Шинели русские и французские — 585 шт.

Эполеты солдатские французские — 2950 шт.

Ордена русские и французские — 180 шт.

Пряжки разные для снаряжения — 21 ООО шт.

Пряжки гусарские по образцам — 200 шт.

Сервиз обеденный по рисункам XVIII века на 100 персон.

Для съемок Шенграбенского, Аустерлицкого и Бородинского сражений было изготовлено 500 тысяч холостых патронов. В создании всех этих историче­ских костюмов, военной техники, снаряжения и реквизита участвовали заводы, фабрики и мастерские всего Советского Союза. На киноэпопею «Война и мир» с мастерством и вдохновением работала вся на­ша, тогда огромная, нерушимая страна.

На съемках фильма «Война и мир»

***

Начать съемочный период мы решили так:

Сентябрь 1962 г. — эпизод «Расстрел».

Октябрь 1962 г. — эпизод «Охота»

Ноябрь, декабрь, январь 1962—1963 гг. — «Аустер­лиц» и «Шенграбен» в Закарпатье.

Места для съемок объекта «Охота» мы нашли в ок­рестностях села Богословское Иваньковского района Тульской области. Трудность заключалась в том, что для этого эпизода необходимо было найти две породы собак: борзых и русских гончих. Советы военных охотников Министерства обороны и Московского военного округа выделили русских гончих. Всего мы сумели собрать 46 собак этой породы, которых при­везли вместе с егерями из разных мест Подмосковья.

Но если с русскими гончими дело обстояло более-менее гладко, то с борзыми было очень сложно. В наших охотничьих хозяйствах эту прекрасную собачью по­роду не культивировали; борзые имелись только у ча­стных владельцев. Нам, правда, повезло в том, что все хозяева борзых в России знали друг о друге. Борзые — дорогая порода. Их могли иметь только очень хорошо обеспеченные наши сограждане: генералы, академи­ки, директора крупных предприятий. Но нам никто не отказал. Из девяти городов приехали люди со свои­ми любимцами на съемки «Войны и мира». Не подве­ло и добровольное спортивное общество «Урожай»: прислало для съемок «Охоты» 25 чистокровных спор­тивных лошадей.

Собрав в селе Богословское егерей с русскими охотничьими, частников с борзыми, наездников с лошадьми, дрессировщика с волками, группа во главе со вторым режиссером фильма Анатолием Чемодуровым приступила к репетициям и тренировкам живот­ных. В репетициях участвовала и Людмила Савельева, которая к тому времени блестяще освоила верховой стиль «амазонка».

Но самое сложное при подготовке к съемкам «Охоты» заключалось в том, чтобы свести борзых в своры и сбить их в стаи. Русское вельможное дворян­ство славилось своими охотами с борзыми собаками. Борзых со щенков приучали ходить в сворах, нам же предстояло проделать эту работу всего за полтора ме­сяца. А наши борзые были избалованы. Уж как над ними дрожали хозяева: в гостинице города Каширы каждому был предоставлен отдельный номер, так со­баки спали на кроватях, а владельцы — на полу... На репетициях выпускаем борзых в своре — они начина­ют грызть и кусать друг друга, а в первый съемочный день упустили волка.

Опытный дрессировщик, директор зоологической базы Студии научно-популярных фильмов Г.И. Шубин привез трех матерых волков и четверых волчат. У советских холеных борзых охотничий инстинкт отсутствовал начисто. Подбежали к волку, хвосты под­жали, волк тут же деру в лес. Немедленно были при­влечены местные охотники, предупреждены все окре­стные жители. Нас, правда, успокаивало то, что волк сбежал с соструненной пастью. Через три дня беглеца поймали. И все-таки сколько же было волнений! Но мы не отступали, с раннего утра до позднего вечера, невзирая на усталость, продолжали тренировать со­бак и съемку этого красивого эпизода «Охота» закон­чили в срок.

* * *

<…>

После Бородина мы начали понемножку распро­давать коней. Покупатели были разные: из спорта — лошади-то были великолепные, еще колбасники по­наехали из Италии, из Голландии, да и наши тоже, ведь в высококачественные сорта колбас обязательно добавляется конина... Я обратился к офицерам-кавалеристам:

— Ребята, мы хотим сохранить полк. Златых гор обещать не могу, но приложу всю свою энергию, использую все свои возможности, чтобы кавалерийский полк остался штатной единицей Министерства обо­роны и обслуживал съемки фильмов. Постараюсь до­биться размещения полка под Москвой.

И они остались зимовать в Дорогобуже. Зима выдалась суровая, снежная. Лошади жили в тепле, а люди в палатках. Ставили печки-буржуйки, а ведь палатка горит, как порох. Но — ни одного несчастного случая. А весной в Подмосковье, там, где стоит Алабинская дивизия, был выделен участок для кавале­рийского полка. Построили конюшню, здание штаба, столовую, клуб, добыли деньги на квартирный дом. Вот так, благодаря «Войне и миру», был создан знаме­нитый кавалерийский полк. Впоследствии полк уча­ствовал в съемках многих картин. Когда виднейший итальянский продюсер Дино де Лаурентис пригласил Бондарчука поставить «Ватерлоо», Сергей Федорович забрал полк и опять уехал снимать в Закарпатье.

Сергей Бондарчук в воспоминаниях современников. Москва. ЭКСМО, 2003

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera