Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
«Колыбельная»
Фрагмент сценария

Как сообщают очевидцы, в одном из советских лечебных учреждений молодая жен­щина в самый момент обезболенных родов пела колыбельную песню[1].

Женщина думала о старом мире.

Она пела об умирающем горе.

Ночь медленно проходила мимо ее окон.

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

Ночь — тоска.

Черный оскал чачвана.

Черная мать,

оплакивающая порабощенных сыновей,

проданных дочерей.

 

Ночь — чадра, слезами пропитанная.

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

Женщина думала о старом мире.

Она пела об ушедшем горе.

Ночь медленно проходила мимо ее окон.

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

Три обезьянки.

Три обезьянки.

Одна закрыла глаза.

Другая — уши.

Третья — рот.

Эмблема угнетенной женщины:

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

В черной тюрьме должно быть лицо у женщины.

Первый удар — собаке.

Второй — жене.

Всегда молчать должна женщина.

Так говорит старый мир о женщине.

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

Женщина — хитрость.

Женщина — животное.

Женщина — глупость.

Женщина — зло.

Всегда молчать должна женщина.

Так говорит старый мир о женщине.

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

Женщина должна быть рабыней мужа.

Рабыней отца.

Рабыней раба.

Всегда молчать должна женщина.

Так говорит старый мир о женщине.

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

Три обезьянки.

Три обезьянки.

Одна закрыла глаза.

Другая — уши.

Третья — рот.

Эмблема угнетенной женщины:

НИЧЕГО НЕ ВИДЕТЬ,

НИЧЕГО НЕ СЛЫШАТЬ,

НИЧЕГО НЕ ГОВОРИТЬ.

 

Красный луч в черной ночи.

Бай, моя девочка, бай.

Ленин,

как солнце,

взошел над землею.

Ленин,

как счастье,

взошел над землею.

ВСЁ ВИДЕТЬ,

ВСЁ СЛЫШАТЬ,

ВСЁ ГОВОРИТЬ.

 

Утро правды

поднялось над миром.

Бай, моя девочка, бай.

 

Сталин,

как солнце,

взошел над землею.

ВСЁ ВИДЕТЬ,

ВСЁ СЛЫШАТЬ,

ВСЁ ГОВОРИТЬ.

 

Ты не узнаешь

слез и горя.

Бай, моя девочка, бай.

Слезы ушли

со старым миром.

Горе ушло

со старым миром.

ВСЁ ВИДЕТЬ,

ВСЁ СЛЫШАТЬ,

ВСЁ ГОВОРИТЬ.

 

НА ВСЕХ границах

стоят часовые.

Бай, моя девочка, бай.

Они охраняют закон о счастье.

Великий закон

о человеческом счастье.

 

ВСЁ ВИДЕТЬ,

ВСЁ СЛЫШАТЬ,

ВСЁ ГОВОРИТЬ.

 

Женщина

пела

о новом мире.

Бай, моя девочка, бай.

Ее спросили,

что такое счастье.

Она долго думала над ответом,

и она отвечала так:

«Счастье

родилось

в одну ночь с твоей матерью.

Бай, моя девочка, бай.

Счастье

качалось

с ней в одной люльке.

Бай, моя девочка, бай.

 

Мои глаза счастливы тем,

что черный чачван

никогда не прячет от них неба и солнца.

 

Мои руки счастливы оттого,

что они сильны в работе

на моем собственном поле.

 

Счастье сердца моего

в той любви,

которая наполняет его...

 

...Вчера вечером,

когда я думала над своим ответом,

я почти не спала...

...Я увидела себя

на колхозном поле...

...Рядом со мной

работала моя мать.

Мы вытягивали с ней из хлопка

длинные, длинные волокна.

Всю ночь женщины кишлака Санаат

плели из них нежную шаль.

— Улиджан,

— сказала тебе мать утром, —

ты хотела учиться

в Ташкенте,

а правление колхоза

посылает тебя

в Москву.

Шаль,

которую ты держишь в руках,

соткана из счастья

наших женщин.

У этой шали

чудесная сила,

иди за ней,

и она

приведет тебя к городу,

в котором живет

мудрый из мудрейших

и справедливый

из справедливейших...

………………………………………….

…………………………………………….

...Весь день я шла по дороге и, наконец,

пришла к большому городу.

У ворот города стоял часовой.

Я сказала ему, от кого я пришла,

к кому я была послана.

Это был тов. СТАЛИН.

 

— Иди и учись, — сказал тов. Сталин.

Женщине — первое место.

Женщине — почет.

 

...и я ухожу из кишлака,

чтобы изучить алгебру,

и алгебра слушается меня.

 

...и я хочу быть инженером,

чтобы строить в колхозах

дома с большими светлыми окнами,

где музыка в черном ящике,

где девушки с ясными глазами

УЧАТ

ВСЁ ВИДЕТЬ, ВСЁ СЛЫШАТЬ, ВСЁ ПОНИМАТЬ.

 

...и я хочу быть врачом,

чтобы лечить болезни

и помогать роженицам...

 

...и я хочу стать

комсомольским работником,

чтобы быть похожей на

Ханумджан Аттабаеву,

и вести девушек к новой жизни...

Вертов Д. Из наследия. Том 1: Статьи и выступления. М.: Эйзенштейн-центр, 2004.

 

[1] Судя по рабочим материалам «Колыбельной», это был действительный факт, случившийся 27 октября 1935 года: «Врач Кунгурской больницы Колчанов рассказал 1-му съезду акушеров-гинекологов  и акушерок Свердловской области: работница Кунгурского кожзавода [Кипина] под влиянием наркоза в момент наркоза пела колыбельную песню». (Оп. 2. Ед. хр. 54. Л. 13).

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera