Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Вертов в рекламе
«Что можно рекламировать? Все!»

<…> Давно настала пора перестать делить киноработы Вертова на «значительные» и «проходные», обсасывать заезженные мотивы и темы, освободиться от заманчиво-спекулятивных подходов. Об этом образно написал В.С.Листов:

«Астрономы, изучающие солнечную систему, вычислили, что масса ее планет равна массе космической пыли, рассеянной в межпланетном пространстве. Такая ситуация похожа на творчество Вертова, в котором фильмы — звезды первой величины — соседствуют с произведениями-невидимками, с той астероидной «пылью», которой сторонятся «корабли» исследователей. А между тем — кто знает — эти частицы могут состоять из того же звездного вещества и быть соизмеримыми с планетами»[1].

С другой стороны, не стоит и абсолютизировать каждый кадр Вертова, каждый штрих его биографии — тем более, что мы имеем в виду необходимость именно цельного рассмотрения его творчества. Пока что до этого далеко: биофильмография Вертова, его дневники издаются за границей, а наши исследователи до сих пор вынуждены пользоваться устаревшими изданиями его работ.

Конечно, вертовский архив огромен: чтобы одолеть его, одному исследователю потребуется несколько лет. А это значит, что надо публиковать больше архивных материалов о Вертове, стараясь не вынимать их из исторического, творческого и какого угодно другого контекста, а объединять вокруг одной темы или значительного события. Вот тогда можно рассчитывать на то, что «вертововедение» сдвинется, наконец, с мертвой точки.

В силу всего вышесказанного, мы, обнаружив в вертовском архиве любопытный документ о работе режиссера над фильмом «Человек с киноаппаратом», решили включить в публикацию и другие материалы, так или иначе связанные с ним тематически.

Первый из этих документов — сценарный план «Производство Госкино на грани 1924 и 1925 года». Кажется не вполне понятным, для чего Вертов взялся за работу над обзорным фильмом о кинофабрике, столь далеким от его устремлений середины 1920-х. Вряд ли это было проявлением благодарности к директору кинофабрики Госкино А.В.Голдобину, который тепло относился к главному «киноку» и давал ему возможность заниматься экспериментами. Более вероятно, на наш взгляд, следующее: Вертов пытался развить опыт своих кинореклам.

Еще в 1923 году он написал тезисы статьи «Кинорек­лама», где привел примеры возможных фильмов такого рода и сделал до­вольно обезоруживающие признания:

«Что можно рекламировать? Все!» <...>

Пять лет в РСФСР не было производства кинокартин. Нет и сейчас. Нет для этого денег.

Кинореклама — вот ворота в работу, в производство, в расцвет. Мы долж­ны пойти на этот «компромисс». Мы обязаны это сделать. <...>

Деньги заказчика, желающего рекламировать себя, и способности кино­производственников, жаждущих работать, должны пойти навстречу друг другу.

В этом спасение. В этом масштаб.

Вне этого — конвульсии.

Я правильный путь указываю».

Несмотря на заманчивые перспективы, Вертову удалось сделать в этом жанре не так много фильмов: «Гум» («Автомобиль», 1923) и «Киноглаз в Мосторге» (1926, с И.И.Беляковым), а также рекламный мультипликацион­ный шарж к «Шестой части мира» (1926). Рекламой заканчивался также мульт­фильм «Советские игрушки» (1924) — единственный сохранившийся образец приложения вертовских тезисов на практике. В этой одночастевке после плакатно-символического изображения классовой борьбы рекламировалась контора съемок Культкино (отделения кинофабрики Госкино). При этом работник кинофабрики — таинственный кинооператор, походивший на персонажа дешевого детектива — оказывался «киноком». Таким образом, Вертов прорекламировал не столько место своей работы, сколько самого себя и труппу своих единомышленников. Фильм, впрочем, прошел в прокате с успехом.

Кадр из фильма «Совесткие игрушки». Режиссер: Дзига Вертов. 1924.

Что касается упомянутого выше сценарного плана, то обнаруживаются его странные совпадения с фильмом «Обзор Госкино в марте 1924 г.», хранящимся в РГАКФД. Судите сами:

«Производство Госкино...»

«№ 9. В ателье. На съемке картины «Луч смерти» — или какой-нибудь другой эффектный отрывок.» Съемки «Старца Василия Грязнова» и «Банды батьки Кныша».

«Обзор производства Госкино»

Л.В.Кулешов, В.П.Фогель монтируют «Мистера Веста...», В.И.Пудовкин —  «Шахматную горячку», Ч.Г.Сабинский — «Старца Василия Грязнова».

 

Проявление негатива, печатание позитива.

Проявление негатива, печатание позитива.

 

«Принимают заказ, и крупно, заказ от Культобъединения».

 

Принимают заказ

Отрывок из «Киноправды».

Отрывок из «Киноправды» № 19. Д.Вертов, Е.И.Свилова за монтажом «Киноправды» № 19.

Политические шаржи.

И.И.Беляков за работой над мультипликационным шаржем.

 

 

«Обзор производства Госкино...» — именно такой рекламно-обзорный фильм, какой собирался снимать Вертов. В ленте чувствуется рука если не мастера, то опытного профессионала: хорошо скомпонованы кадры, доволь­но динамичен для того времени монтаж. Таких режиссеров на кинофабрике в те годы были считанные единицы, поэтому существует вероятность, что автором фильма мог быть и Вертов: его появление в кадре довольно логично соотносится с линией «саморекламы». Кроме того, мы на 99% уверены, что художником титров ленты был один из наиболее активных «киноков» И.И.Бе­ляков: у него достаточно узнаваемая графика.

В нашу гипотезу, однако, не встраивается одна существенная деталь. Дело в том, что в сценарном плане Вертова фигурирует кинофабрика Госкино. Между тем над кинопредприятием Госкино, частью которого она являлась, в марте 1924 г. начали сгущаться тучи. Именно в конце марта этого года в Москве прохо­дило Всесоюзное совещание по киноделу, которое признало работу Госкино неудовлетворительной. Это дало новый стимул к развитию уже блуждавшей в недрах Совнаркома РСФСР идеи реорганизации российских киноорганизаций. После XIII съезда РКП(б), состоявшегося в мае 1924 года, неотвратимость пере­мен стала очевидной. 12 декабря того же года Совнарком РСФСР принял поста­новление о создании Всероссийского фотокинематографического акционерно­го общества Совкино, которому предлагалось приступить к практической рабо­те не позднее 1 января 1925 года. Поэтому вряд ли уже после конца марта дирек­тор Госкино А.В.Голдобин стал бы «спасать» это кинопредприятие с помощью кинорекламы. Тем более, что необходимую акцию в виде выпуска книги-отчета о деятельности кинопредприятия Голдобин предпринял как раз во второй поло­вине месяца. Понятно, что актуальность создания рекламного фильма и вероят­ность, что он даст необходимый эффект, были куда больше до начала Всесо­юзного совещания по киноделу, чем после него.

С другой стороны, 3 ноября 1924 года путем слияния Госкино и культобъединения было создано Культкино (впоследствии—фабрика культур- фильм Совкино). А новое кинопредприятие уже могло нуждаться в рекламе.

Во всяком случае, несколько позднее А.В.Голдобин выпустил вторую книж­ку-отчет. Все это позволяет установить примерную дату появления сценар­ного плана Вертова: не ранее ноября и не позднее декабря 1924 года. Некото­рым ориентиром может служить также выпуск на экраны фильма Н.И.Гал­кина «Аборт» (2 декабря 1924 г.), упомянутого в сценарном плане. Отметим также, что в «Репертуарном указателе» (т. III. Кинорепёртуар. М.: ГИХЛ, 1931) фигурирует, без указания имен режиссера и оператора, фильм «Хро­ника Госкино» (1925 г., 1 ч., 150 м, пр-во Госкино).

Итак, нам не удалось сделать гипотезу об авторстве фильма «Обзор Госкино в марте 1924 года» в полной мере убедительной. И все-таки приведен­ные выше рассуждения кажутся нам небесполезными. Как знать — может, другие исследователи сумеют найти интересные документы, проливающие свет на историю фильма и загадочного сценарного плана Вертова...

Второй из публикуемых документов, набросок «Заседание «Совета «Кино-глаз», также не датирован автором. Можно, однако, понять, что текст был написан в 1925–1926 годах — в период работы Вертова над фильмом «Шестая часть мира» (1926). И опять наше внимание привлекают рекламная составляющая замысла и стремление ввести в кадр документалистов (т.е. «киноков»). Видно, что показ экспорта и импорта вытесняется рассказом о приключениях операторов, т.е. реклама превращается в саморекламу «киночества». В какой-то мере то же самое произошло и с фильмом «Шестая часть мира», который не столько рекламировал деятельность Госторга, сколько иллюстрировал неограниченные возможности вертовской киногруппы. Получилась чистой воды утопия, обращенная не к современникам, а к идеальному зрителю светлого будущего (недаром фильм с треском провалился в прокате). «Необязательность» выполнения Вертовым требований заказчика картины — Госторга — усугублялась тем, что к фильму был выпущен рекламный мультипликационный шарж. А это значило, что режиссер непостижимым образом воплотил заявленные в статье о рекламе идеалистические отношения заказчика и исполнителя — он снял то, что хотел, не испытывая нужды в средствах. При этом с помощью мультшаржа он еще и прорекламировал фильм, который сам формально являлся рекламным продуктом! <…>

Дерябин А. С. "Плод созрел и его надо снять...": К истокам вертовского шедевра // Киноведческие записки. 2000. № 49.


[1] Л и с т о в  В. С.  Молодость мастера. — В кн.: Дзига Вертов в воспоминаниях современников. М.: «Искусство». 1976.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera