Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
После Анны
Интервью Татьяны Самойловой о ролях-мечты (1968 год)

Ей сейчас приводится много ездить. Она идёт по аэровокзалу под любопытными взглядами пассажиров: «Похудела. И волосы светлые, наверное, покрасила...». «Скажите, в где вы сейчас снимаетесь?» Вежливо улы­бается: «Пока нигде». <…>

— Удовлетворены ли вы своей последней работой?

— Некоторых, вероятно, удивит мой ответ. При всей ответственности, с которой я отнеслась к роли Анны Каре­ниной, сейчас считаю ее во многом лишь пробой. Это как бы музыкальные пассажи, необходимые в ра­бочей практике любого пиа­ниста.

Почему? Я на собствен­ном опыте испытала слож­ность решения проблем экранизации литературы. Все пришлось играть словно в авторском преломлении. А та Анна, которая мне близка, должна была где­-то даже полемизировать с Толстым, с его философией. В одних и тех же обстоятельствах — совершенно дру­гой характер. Правда, здесь уже можно спорить до бесконечности — «Анна Карени­на» это или нечто другое.

— Значит, главная роль еще впереди. Какая же?

— Возможно ли конкретное определение? Допустим, я пофантазирую, что хотела бы сыграть Настасью Филиппов­ичу. Однако практически вряд ли в ближайшие годы можно рассчитывать на новую постановку «Идиота».

Вообще же говоря, роль, которую ждешь всю жизнь, не вмещается в описательные габариты. Поправки в мечту вносят каждый новый день, каждая новая встреча с большим человеком и большим искусством.

— У кого из режиссеров кино хотелось бы вам сегод­ня сниматься?

— У Кончаловского, сно­ва у Михаила Константинович Калатозова... Могу привести еще несколько имен, но список получится все-таки не длинным. Я бы назвала современный кинематограф антиактерским. С завистью думаю о том, что три десятка лет назад актеры имели возможность ра­ботать с гигантами — Эй­зенштейном, Пудовкиным, Довженко. За каждым их кадром стоит не только огромная мысль, но и выдаю­щееся понимание актера, подлинное содружество с ним. Сейчас, однако, мы не­редко становимся лишь мате­риалом в руках режиссера.

— По-вашему, актер дол­жен быть солистом на экра­не?

— Солировать можно тему, а не образ. Если тема, которая тебе , задана сценарием и режиссером, способна захватить зрителя, увлечь его, потрясти — образ мо­жет и должен оказаться в центре внимания. Такой героиней стала Вероника.

— Так что же впереди?

— Впереди премьера арбузовской «Тани» в театре киноактера, где я играю Таню.

— Последнее. Есть ли те­атральный режиссер, с которым вам хотелось бы пора­ботать вместе?

— Опять фантазии...

— И все-таки?

— Мне близко творчество Бориса Александровича Львова-Анохина.

Поспелов Р. Я могла бы поспорить со своей Анной. // Литературная газета. 1968. 20 ноября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera