Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Многоголосие и исповедь

Звуковой фон «Листопада» плотно забит шумным многоголосием, в котором русские, грузинские, украинские, молдавские, узбекские песни перемешиваются с непрерывно звучащими по радио выступлениями передовиков труда, сообщениями о перевыполнении плана в той или иной отрасли народного хозяйства, репортажами о новых починах тружеников полей и заводов, уроками утренней гимнастики, сводками погоды и т. д., и т. п. У этой беспрерывно звучащей мешанины песен и текстов множество функций. Где-то фонограмма вторит настроению эпизода, где-то резко контрастирует ему, где-то иронически комментирует действие. Но при всем этом многообразии обязанностей, которые призван выполнять звуковой ряд фильма, есть у него и своя главная стратегическая задача.

Визуальный ряд фильма говорит: это заводской двор, это кабинет директора, это улица Тбилиси. А звуковой ряд, в котором контрапунктом к грузинским сценам то звучат русские «Валенки» в исполнении Руслановой, то идет прямой репортаж из Донбасса, то льется узбекская мелодия, как бы раздвигает локальное пространство кадра, «географию» проблемы и фильма в целом.

Вставляя с помощью этого звукового моста сюжет-миниатюру в широкую раму закадровой действительности, Иоселиани укрупняет и масштаб самого фильма — внешне столь «тихий» и несколько флегматичный, он превращается на наших глазах в произведение страстное, социально активное, истинно проблемное.

Бывает так, что художник, торопясь поскорее и поострее откликнуться на злобу дня, слишком уж назойливо выпячивает на первый план волнующую его общественную проблему. И тогда проблемность подминает под себя характеры, комкает и упрощает психологический рисунок главных героев и, отрываясь от жизненной среды, выступает излишне голо. И не потому ли эффект воздействия подобных проблемных произведений порой сильно снижается и они не могут выполнить до конца свою главную функцию        общественно-социальной терапии?

«Листопад» Отара Иоселиани (а то же самое можно отнести и к фильму «Жил певчий дрозд») — это, прежде всего, кусок самой жизни во всей полноте и многообразии слагающих ее красок, с неповторимыми человеческими характерами и судьбами. И уже только благодаря этому фильм обретает остроту и проблемность. Иоселиани не спешит поскорее заявить волнующий его вопрос, вытащить его на яркий свет. Он выплескивает на экран до краев полную чашу жизни, заранее не отбирая из нее то, что прямо будет работать на проблему, а что окажется лишним. Ничем не нарушая свободного течения жизни, Иоселиани всматривается в бесконечное мелькание лиц, судеб, характеров, он вслушивается в неясный гул случайных разговоров, гомон толпы, пестрый шум жизни большого города и мягко, неназойливо отмечает русло конфликта: исследуя жизненный поток, он находит в нем лица своих главных героев, их судьбы, характеры и, только как следует всмотревшись и вдумавшись в них, осторожно подводит нас к бурным водоворотам острейшей социальной проблемы.

С этой точки зрения «Листопад» Отара Иоселиани в равной мере можно назвать как фильмом проблемным, так и фильмом лирическим, исповедальным. На всем, что мы видим в нем, лежит явственная печать авторского мироощущения. В любой сцене, на любой детали мы чувствуем взгляд самого художника, его личное, глубоко выстраданное и пережитое отношение к изображаемому. И когда в одну из самых печальных для главного героя ночей режиссер поднимает наш взор к небу и показывает луну, полузакрытую облаками, то кажется, что даже это далекое от земли и столь равнодушное к делам людей светило внимательно смотрит на землю из глубин вселенной, печально и задумчиво усмехаясь всему творящемуся там внизу. И в этом печальном взоре луны мы словно перехватываем взгляд самого режиссера, читая в нем ранящую сердце боль и тревогу.

Фомин В. Бездонность простоты / Пересечение параллельных-2.    М.: Канон+, 2014.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera