Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Путь киноков
Кирилл Шутко в защиту Вертова

В № 1 «Правды» за 1925 год Н. Осинский писал:

«...Пример из советской кинематографии: мы имеем ввиду          „Кино-Глаз“. Здесь дан лозунг: ни бестенденциозного, ни связанного никакой „интригой“ „Патэ-журнала“; ни, с другой оторопи, бытовой картины, отражающей доминирующую обстановку и свойственные ей старые пружины „интриги“; ни бесплодной тенденциозной публицистики на экране. А иначе, вот как: беру свою социальную волю, связываю ею те картины, которые хочу наблюдать.. И получаю новый тип картины, которой не было до революции и не может быть за границей».

Четыре года назад, но поводу вышедшей «l-й серии Кино Глаза»,          т. Осинский правильно понял суть работы Д. Вертова. Это был действительно новый тип кинокартины.

И верно было замечание, что таких картин «не может быть за границей». Теперь, когда у нас была показана «Симфония большого города» Рутмана, — при внешнем сходстве этой картины с тем, что делается Вертовым мы видим решающую разницу между ними в характере «социальной воли». У Рутмана эта воля растекается и бесстрастна. У Вертова она соответствует современной социальной структуре советского режима.

Но что же происходит с новым типом картин, который был установлен «1-й серией Кино-Глаза»?

За этот промежуток в четыре года появляются «Шагай Совет», «Шестая часть мира», «Одиннадцатый» и                                      «Человек с кино-аппаратом». В перечисленных картинах приемы   «1-й серии Кино-Глаза» усложнились и уточнились. Это совершенствование работы над кинематографический выразительностью дало повод противникам Д. Вертова усмотреть в последних его работах переход на сторону художественной кинематографии.

Чтобы правильно поставить и решить вопрос о том, что представляют собою кино-работы Д. Вертова, потребуется много времени и места, просто по той причине, что нужно обозреть очень большое количество кино-вещей. Это должно быть сделано, если серьезно хотят иметь новый тип картин, отличных от тех, какие созданы другой социальной обстановкой, чем наша.

Но и в краткой заметке можно укатать, что стремление Д. Вертова получить кино-картину из последовательного соединения            кино-фиксаций действительной жизни — остается у него обязательным. Меняется техника этого соединения, изощряясь от картины и картине.

Опыт предъявления киноками кино-фиксации жизни — нашел завершение в «Человеке с кино-аппаратом». Важно при этом не только то, что в этой фильме нет надписей (фильмы без надписей имелись давно), но важно то, что здесь последовательность разворачивающихся зрительных подач не нуждается в оправдании ее словесными характеристиками.

Это ничуть не означает, что в фильме присутствуют лишь «низшие» раздражители, т. е. так назыв. эмоциональные воздействия и отсутствуют «высшие», т. е. понятия, мысли, усваиваемые нами в словах.

Кино-запись может включать в себя самый разнообразный зрительный материал (от низшего до высшего, но усваиваться он будет различно, в зависимости от степени его зрительной упорядоченности, сколоченности, ясности и легкости.

Из картины в картину последние качества выявлялись у Вертова все с большей определенностью, практически решая вопрос о так называемом зрительном, кинематографическом языке.

Существенно при этом то, что новизна работ Вертова служила препятствием для их широкого распространения. Поэтому необходимо поставить проблему не только создания чистого языка кино, но и наиболее простого, приемлемого для самых неискушенных зрителей. Это, однако, вовсе не означает, что применение такого языка навсегда должно сохранить в неприкосновенности «неискушенную» упрощенность зрителя, а самый язык должен превратиться в сюсюкание или пришептывание. Думаем, что в решении и этой проблемы все достижения, проделанные Д. Вертовым — могут быть с успехом и должны быть использованы.

Это возможно только при условии, что работа «кино-глаза» не будет так безразлично-враждебно приниматься, как это было до сих пор.

Ценные свойства критического отношения превращаются в свою противоположность, когда они вырождаются в относительно мизерное критиканство.

Шутко К. Путь киноков // Советский экран. 1929. № 5.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera