Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Безнравственный мир ублюдков
Ростислав Юренев о фильме на страницах «Правды»

Соловьев старается разнообразить и актуализировать эту незатейливую историю всевозможными трюками и режиссерскими «излишествами». В действие вводятся несколько сумасшедших, пьяненький разжалованный посол, африканский министр, популярный певец Б. Гребенщиков, акробатические танцы, внезапная смерть одного из психопатов и даже обряд крещения. Все это хоть и белыми нитками, но все же как-то пришито к сюжету, но без политических демаршей режиссер обойтись не мог: сильнодействующим «разоблачением» сталинизма он счел показ несварения желудка у Сталина. Да уж, не пожалел сарказма! Но, право же, мне было противно заглядывать в унитаз, с которого только что слез тиран, и ровно ничего к моей ненависти эта безвкусица не прибавила.

«Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви». Реж. Сергей Соловьев. 1989

В нагромождении всех этих бессмысленностей я, признаться, как-то упустил развязку сюжета: то ли подробно избитый любовник согласился жениться, то ли благородный отрок скоропалительно подрос до брачной пригодности? Впрочем, это не важно. Грязный, безумный, безнравственный мир ублюдков, собранных автором фильма в тесной квартире аристократического ребенка, настолько гнилостен и мерзок, что ни благополучный финал, ни даже подробно показанный обряд святого крещения делу не помогут.

И чем больше угнетала меня эта кинематографическая какофония, тем горестней было замечать в ней рудименты прежних соловьевских фильмов.

Я вспоминал мальчика, который в «Ста днях после детства» был озарен первой любовью, осознанной после лермонтовского «Маскарада». Я вспоминал девушку в «Спасателя», влюбившуюся в учителя, раскрывшего ей глубину и красоту «Анны Карениной». И девочку, возмечтавшую себя наследницей Пушкина в фильме «Наследница по прямой». Даже гораздо менее симпатичный мне мальчик Бананан из фильма «Асса», в котором Соловьев шумно начал отход от своих былых творческих позиций — даже этот не слишком интеллектуальный герой старался противопоставить свою музыку и любовь победительной пошлости.

Ратуя за чистоту и духовность нашей молодежи Соловьев опирался на немеркнущие традиции русской литературы и искусства. Что же мы увидели в последней его работе? Митя — тоже вроде бы прямой потомок, но что за традицию наследует он? Антисоветскую брань и иностранную валюту. И кому он столь щедро предлагает эту валюту вместе с сердцем и рукой?

Татьяна Друбич, умевшая даже в отрицательных ролях сохранять женское достоинство, спокойную грацию играет в этих разноцветных «Розах» слезливую и похотливую дурочку. Мне было жаль актрису, когда вопреки своим данным она растопырив руки и ноги, перекатывалась в плясе через спину своего партнера и когда она буквально тащила на себя своего пресыщенного возлюбленного.
Как и «Асса», «Черная роза» декларативно рассчитана на сенсационный успех, на коммерческую победу. Я не против таких намерений, хотя и считаю, что у искусства несколько иные цели.

‹…› фильм несмотря на все вольности, небогатые новации и плюрализм художественного вкуса, действительно скучен! Скучен потому, что не имеет смыслового стержня, персонажей, вызывающих сочувствие или хотя бы любопытство. Всего этого трюки и нецензурности заменить не могут. ‹…›

Хочется сказать талантливому Сергею Соловьеву ‹…›, не пора ли, по счастливому выражению поэта «... впасть как в ересь в неслыханную простоту»! В ту простоту, которая отличает подлинное искусство и позволяет сказать зрителю о том новом, зачастую неслыханном и неожиданном, что входит в нашу жизнь; сказать просто, ответственно и весомо.

Юренев Р. Простоты хочу, простоты... // Правда. 1990. 1 сентября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera