Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Безвизовый вход для сумасшедших...
«Дом под звездным небом». Реж. Сергей Соловьев. 1991

Жизнь с идиотами привила режиссеру Соловьеву агорафобию. В каждом фильме он старательно выгораживал укромный, шелестящий кронами и призраками пятачок, где не дуло глупостью и ни к чему был громкий голос. Пионерский пруд, графские развалины, бабушкина жилплощадь фривольной планировки и комната в золотой фольге равно годились на то, чтобы зажечь над головой спичку, накормить озябшего лилипута, сказать «кыш» мелкой нечисти и прочитать вслух книжку в тяжелом переплете. Правила были ясны и детально оговорены с внешним миром духовых оркестров и бессовестного чеса. И вдруг сломались в разгар съемок «Дома под звездным небом» — историческим летом 1991-го. Трухой утекала сквозь пальцы былая плоть времен: генеральные конструкторы с добротными русскими фамилиями и еврейкой-тещей, призраки коммунизма с холуйским подвывертом, подарочные модели ракет из особо тяжких вольфрамовых сплавов и настырные полипы хронического диссидентства. Кичевый гипс уходящего строя шел трещинами и просился под постмодернистское крыло. Дом-усадебка в профессорском Зазеркалье внезапно стал фантомом, и отпечаток слегка обескураженной торопливости виден на этой картине — единственный раз в соловьевской практике. Ощущение, что сейчас ка-ак все сгинет и надо улетать куда-то на шаре, слегка присутствовало. В пересохшем русле остались шар и красивая девочка, нелепая шляпа и коммуникейшн тьюб, стереонаушники и сиреневый куст в молочной дымке, дороги и дураки — все то вечное, что окружало рассудочного отрока с подростковой припухлостью губ, именем которого Соловьев сделал большинство своих картин. Отрока в первый, но не последний раз играл соловьевский сын, тогда еще Митя. У него в первый, но не последний раз был космический дедушка Башкирцев (это становая фамилия генерального из «Укрощения огня» будто проложила мостки к милому праху былых триумфов) — и он в первый, но далеко не последний раз испытывал стыдную приязнь к реликтовым осколкам советского быта: гравиевым дорожкам вокруг массивных клумб, неповоротливым представительским драндулетам с олешком, фокусам с распиленной женщиной и прочим полуживым от старости трогательностям. Бабушку, «вредную сионистскую старушку», с лихим соловьевским коленцем играла Алла Парфаньяк, прославленная за полвека до того ролью супруги «Небесного тихохода». Получалось, что Башкирцев — зять, а Митя-отрок — наследник по прямой самого летчика Булочкина, пившего «раз и два за наше славное У-2, но так, чтоб завтра не болела голова». Именно в этот миг от педагога-подвижника, в исполнении Сергея Шакурова, и полного взрослого вакуума ранней перестройки Соловьев перешел к истине дальнего взгляда: В ЗАПОВЕДНЫЙ МИР МЫСЛЯЩИХ ЮНОШЕЙ — С МЕТЕНЫМИ УГЛАМИ И БЮСТАМИ ВОЛЬТЕРА — БЕЗВИЗОВЫЙ ВХОД ОТКРЫТ ТОЛЬКО ДЛЯ СУМАСШЕДШИХ СТАРИКОВ: БАБУШЕК С ФИОЛЕТОВЫМИ ВОЛОСАМИ И ДЕДУШЕК В ВИЦМУНДИРАХ С БЛЕСТЯЩИМИ ПУГОВИЦАМИ. Даже красивым девочкам впредь придется сдавать вступительные экзамены.

Горелов Д. Безвизовый вход для сумасшедших... / 90-е. Кино, которое мы потеряли. Сост. Лариса Малюкова // М.: Зебра Е, 2007.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera