Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Сквозь персидские витражи
Интервью на съемочной площадке

Фамилия режиссера С. Параджанова, постановщика фильма «Тени забытых предков», в последние годы часто встречается в специальной и неспециальной прессе. Его картина с успехом демонстрировалась не только у нас, но и за рубежом.

Сейчас на студии «Армен-фильм» Параджанов завершает работу над новой лентой — о легендарном поэте армянского средневековья Саят-Нове.

На съемках фильма «Цвет граната»

Мы на съемочной площадке. Сквозь персидские витражи синие, красные и зеленые блики падают на загадочно вертящиеся музыкальные инструменты. На тонких прозрачных лесках они подвешены на разной высоте — словно игрушки на несуществующей елке. В эту разноцветную паутину входят ашуги и начинают неслышно перебирать струны. И сюда же, на зов музыки вступает мальчик. Это Саят-Нова, завороженный ей, берет бубен. Ашуги молча перебирают струны.
— Стоп! — звучит команда режиссера.
— Почему вы обратились к этой теме? Ведь о Саят-Нове написаны книги, снят телевизионный фильм.
— Собственно говоря, я и не пытался воссоздать биографию Саят-Новы, — отвечает Параджанов. — Ее достаточно точно воспроизвел телевизионный фильм. Меня привлекла личность человека, сложная духовная жизнь художника. Ведь поэт творил одинаково свободно на трех языках — армянском, грузинском, азербайджанском — и был любим всеми тремя народами. Но, повторяю, фильм не носит биографического характера. Это исследование эпохи. Вторым героем картины должен стать народ, который давит вино и молотит хлеб, создает бессмертные творения, ‹…› хоронит близких, а в трудный для родины час поднимается на борьбу.

Несколько слов хочется сказать о принципах, которым мы следовали в работе над новым фильмом. Для меня кинематограф — это прежде всего образное искусство, и язык образов должен быть в фильме главенствующим. Мне кажется глубоко, несправедливым то, что кино равнодушно относится и языку вещей, используя их чаще всего утилитарно. Мебель, или ткани, или украшения могут не менее ясно раскрыть перед нами эпоху, чем свитки папирусов.

И в нашем фильме мы будем рассказывать об эпохе с помощью этого условного, но необыкновенно точного языка. Все — ковры, украшения, ткани — должно быть подлинно. Иначе фильм превратится в грандиозный и фальшивый маскарад. Даже такому глубокому и тонкому режиссеру, как Ежи Кавалерович, было тесно в рамках имитации, и его «Фараону» все время угрожала опасность стать оперной «Аидой». Нам хотелось раскрыть подлинную сокровищницу народных произведений, чтоб все вещи, сделанные руками народа и отражающие его характер, заговорили. В этом смысле и новый фильм — обращение к теням далеких предков, которые жили, трудились, боролись... Раскрыть культуру трех народов Закавказья, культуру глубоко специфичную — вот наша задача.
— В какой стадии находится работа?
— Картина завершается. Это был трудный процесс, и длился он почти полтора года. Фильм потребовал массы усилий. Хотя бы и потому, что необходимо было собрать и найти все подлинное...

Григорян Л. Саят-Нова // Литературная газета. 1968. 30 октября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera