Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Отдельность существования 
О роли в фильме «Солдаты»

В «Солдатах» роль у него была и вовсе маленькая. Он играл лейтенанта Гришу Фарбера, одного из участников волжской обороны, одного из тех людей в окопах, которые похожи друг на друга и серыми шинелями, много раз промокавшими и коробящимися от частой сушки, и привычной воспаленностью глаз — от недосыпа, от сырости, от тощего света коптилок, и этой походкой, не очень-то выбирающей, куда ступить, потому что привычно следить не за лужами с раскисшей глиной под ногами, а за небом, с его сигнальными ракетами, висящим самолетом-наблюдателем, и за горизонтом, обусловленным линией расположения врага.

У актера здесь было то, что называется «своей сценой», момент, когда во время суда над сволочью-карьеристом в майорских погонах, который угробил людей в одному ему нужной атаке, Фарбер вставал, протирая очки, чтобы сказать свое слово. Но замечен был Смоктуновский не из-за этой сцены, хорошо, впрочем, сыгранной.
Фильм «Солдаты» был в целом полемичен по отношению к батальной киноживописи пятидесятых годов. И дело, разумеется, было не в том, что действие ушло из торжественных апартаментов генерального штаба (просторные столы, хрустящие свежие карты, безупречные мундиры адъютантов), не в том, что аппарат перестал парить над панорамой сражений (стройность танковых атак, стройность наступающих цепей — картина боя, превращенная в страницу учебника по тактике), перестал лишь на мгновенье опускаться к земле, чтобы экран лишь на мгновенье заполнило чье-то безымянное лицо, напряженное в восторженном победном крике, или чтобы предложить зрителю то лирическую, то комедийную интермедию (песня у костра; ротный заводила тешит товарищей солеными побасками). Фильм режиссера Александра Иванова прежде всего хотел быть куском жизни — пусть странной, пусть неестественной, как странно и неестественно для человека само состояние войны.

За тем, что играл тут Смоктуновский, просвечивала традиция «Севастопольских рассказов», традиция образа капитана Тушина. Но было уже тут у актера и нечто другое, уже интимно-свое. В обстоятельствах войны, где отдельность вроде бы и невозможна и странна, герой Смоктуновского, деля судьбу всех, не думая о самосохранении, обладал какой-то органической особенностью, отдельностью своего существования. Это и стало определительным для всех без исключения ролей, сыгранных актером: не поддающаяся простым объяснениям, но удивительно видная отдельность его героев.

Герои Смоктуновского всегда общительны, всегда очень контактны, самая их интонация всегда обезоруживающе доходчива, всегда ищет отзыва. И при всем том люди, которых он сыграл, притягивают и тревожат нас сокровенной цельностью своего внутреннего ядра. Если вообразить себе рисунок ролей Смоктуновского, то он, пожалуй, больше всего напомнит графическую схему атома с его сложнейшими мгновенными и яркими траекториями внешних частиц и с его плотной, непроницаемо единой сердцевиной.

Соловьева И., Шитова В. Иннокентий Смоктуновский // Актеры советского кино. Вып. 2. М.: Искусство, 1966. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera