Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Кино: Голос
Поделиться
Дальше — тишина
Сергей Кудрявцев о фильме

Любопытно, что Наталья Сайко, которая сыграла умирающую героиню у Эльера Ишмухамедова, а потом выступила в роли тоже преждевременно скончавшейся Веры Комиссаржевской в фильме «Я — актриса», рискнула (к счастью, без последствий для себя) вновь появиться на экране в качестве безнадежно больной женщины, на этот раз киноактрисы, чье время словно окончилось раньше, нежели ее жизнь за пределами экрана. Но Юлия Мартынова упрямо хочет доиграть свою самую последнюю роль, остаться зримым образом на кинопленке, сохранить звучание собственного голоса, хотя, кажется, всё и все препятствуют этому. Она истово верит, что кинематограф, как искусство запечатления вроде бы случайного и мгновенного, одновременно является еще и своеобразным хранилищем памяти.

«Голос». Реж. Илья Авербах. 1982 

Кстати, Леонид Филатов, исполнивший в «Голосе» роль порой немилосердного режиссера, у которого одна задача — завершить во что бы то ни стало съемки своей картины, позже, сам побывав практически на пороге смерти, не прекращал интенсивной писательской работы и готовил новые выпуски телепрограммы об умерших в расцвете лет актерах, и она симптоматично называлась «Чтобы помнили». Потому что только память, зафиксированная на экране будто бы на века, способна вновь и вновь пробуждать в благодарных зрителях сердечное чувство привязанности к своим кумирам, уже отошедшим в мир ином. В этом смысле титры «Голоса» — почти мартиролог: Георгии Калатозишвили, сам режиссер, умер через два года, не так давно не стало Елизаветы Никищихиной, а постановщик Илья Авербах скончался спустя три года с небольшим после выхода своей последней игровой ленты в прокат.

Поэтому «Голос», тем более посвященный теме кино в кино, поневоле оказался своеобразным завещанием этого поистине интеллигентного и умного режиссера, пусть и не принадлежит к числу его лучших работ. Кто-то любит и ценит «Монолог» или «Объяснение в любви», я же отдаю наибольшее предпочтение «Чужим письмам» и «Фантазиям Фарятьева». И в этом плане «Голос» можно рассматривать как заключительную часть условной «женской трилогии» (две из них — по сценариям Наталии Рязанцевой), поскольку, даже несмотря на наличие фамилии Фарятьева в названии телефильма по пьесе Аллы Соколовой, все три картины в большей степени (и не только потому, что они изначально сочинены женщинами) пытаются разгадать тайну женского характера. Юлия Мартынова — во многом родственная душа и для Веры Ивановны («Чужие письма»), и для Александры («Фантазии Фарятьева»), чья слабость и незащищенность, открытость и доверчивость сочетаются с волей, упорством, нежеланием и неспособностью идти на компромиссы, а жажда жизни подчас граничит с самопожертвованием, готовностью умереть ради своего дела или заботы о ком-либо ближнем.

Для самого же Авербаха, который в своем дебюте «Степень риска» успел объясниться в любви к первой профессии — медицине, а в предсмертной художественно-документальной ленте «На берегах пленительных Невы...» признался в нежных чувствах к родному городу, «Голос» стал его посвящением кинематографу, творческим опусом «Семь с половиной». Кино — это суета, вечный цейтнот, обиды, склоки, раздоры, всеобщее сумасшествие и непреодоленная любовь. Один из самых колоритных персонажей фильма — неуловимый и капризный композитор, чародей и уличный обманщик в одном лице, виртуозно сыгранный Сергеем Бехтеревым. Можно догадаться, что, наверно, имелась в виду необычная во всех отношениях персона Олега Каравайчука, чья музыка — как незабываемый фирменный знак «Драмы из старинной жизни», «Монолога» и «Чужих писем». Возможно, «Голосу» не хватает его радостной фальцетности, какого-то нервно-торжествующего звучания — и эта картина с музыкой Николая Каретникова, наряду с «Фантазиями Фарятьева» (композитор — Альфред Шнитке), представляется самой мрачной и безысходной в творчестве Ильи Авербаха. Дальше — тишина.

Кудрявцев С. Шкатулка // Экран и сцена. 1999. № 6. Февраль.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera