Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Кино: Весна
Поделиться
Яркий и нарядный фильм
Из рецензии сценариста Олега Леонидова

В фильме Г. Александрова «Весна» затронута тема о связи искусства с жизнью, о задачах советской науки, которая заставляет все силы природы служить благу человечества. ‹…›

В сценарии Г. Александрова и драматургов А. Раскина и М. Слободского удачно использована классическая схема двойников. В нем есть ряд остроумных эпизодов и очень смешных реплик, но законченной интриги, развивающей затронутую в нем тему, не получилось. Есть тут и положения, и роли (например, «домоправительница» Маргарита Львовна и ее роман с Бубенцовым), словно заимствованные из фарсовых стандартов. Постановщик лишь отчасти сумел преодолеть недостатки сценария, восполнить фабульные пустоты и повторы вставными номерами, изобретательным комедийным обыгрыванием каждого положения, каждой детали.

«Весна». Реж. Григорий Александров. 1947

И все же, несмотря на недостатки сценария и явную слабость второй его сюжетной линии — линии Маргариты Львовны и Бубенцова, Александров сумел создать веселый, яркий и нарядный фильм. Основной тон творчества Александрова — жизнерадостность и оптимизм. Он видит в жизни ее праздничное начало, и если и в этой, как и в предыдущих своих комедиях, наряду с положительными персонажами, сатирично доказывает пережитки прошлого, то сатира не снижает общего оптимистического тона.

Чтобы создать ощущение праздничности, Г. Александров прибегает решительно ко всем изобразительным и выразительным средствам киноискусства — к залитым солнцем натурным кадрам, к эффектным комбинированным съемкам; к исполнению вставных номеров привлекает он такие коллективы, как, в данном случае, балет Большого театра СССР или ансамбль Центрального дома — культуры железнодорожников. Хорошо пользуется Г. Александров последними достижениями кинотехники, обогащая их каждый раз новыми изобретениями. Например, он искусно показывает в одном кадре «двух Орловых», разговаривающих между собой.

Реалистическое переплетается в «Весне» с эксцентрикой, лирика — с юмором, скромная песенка — с бравурным маршем.

Профессиональное мастерство Александрова велико. Пластические и звуковые монтажные переходы организуют внутренний ритм музыкальной картины.

Оценивая с этой стороны работу постановщика, отмечаешь его умение «выжать» из киноаппарата все, на что он способен.

Много места уделено в картине показу сегодняшней Москвы, ее красивейших пейзажей, ансамблей и новостроек, кипучей жизни улиц и площадей. Весенним шумом и гулом наполнено шествие стройных колонн девушек и юношей-физкультурников, идущих на Красную площадь под звонкую песню:
Товарищ, товарищ, в труде и в бою.
Храни беззаветно Отчизну свою!

Ослепителен и внешний и внутренний вид «Института Солнца», утопающего в зелени, в цветах. Он производит впечатление чего-то необычайного, фантастического. Но это тоже реальная сказка нашей Москвы. Художники К. Ефимов и В. Каплуновский построили институт, как обобщенный образ многих действительно существующих советских научно-исследовательских учреждений с первоклассной аппаратурой, задуманной советскими учеными и сооруженной на советских заводах.

Значительная часть действия «Весны» происходит в театре оперетты и на киностудии. Но тут можно поспорить с тем, как показывает Г. Александров наше театральное и кинематографическое искусство. Во имя праздничности и пышности зрелища он снял поставленные балетмейстерами Г. Голейзовским и Г. Шаховской такие ревю, которые в действительности на нашей сцене не исполняются. Балетная классика идет в одном ряду с акробатическими танцами. Балерины поют, на сцену врываются «ковбои» и т. д. Нам думается, что на реальном московском праздничном фоне более убедительно и красочно выглядели бы номера, поставленные столь же пышно, но в основе своей имеющие тематику и характер, которые свойственны именно нашему театральному искусству.

Точно так же на московской киностудии почему-то показаны съемки только исторических и историко-литературных фильмов о Гоголе, Пушкине, Глинке. И единственная снимающаяся здесь современная картина — это «Ученая», которую ставит герой фильма «Весна» кинорежиссер Громов. На наш взгляд, «Весна» нисколько не проиграла бы в своем зрелищном разнообразии, если бы                Г. Александров показал действительную, а не пародийную жизнь центра советской кинематографии.

Если коротко охарактеризовать сюжет «Весны», то это — «фильм о фильме». В картине «Весна» режиссер Громов ставит картину «Ученая» о директоре «Института Солнца», женщине-ученой Ирине Никитиной. Но, не зная ни подлинной Никитиной, ни особенностей творчества людей советской науки, представляя их себе какими-то «пустынниками», ничего не видящими, кроме своих формул, Громов вначале рискует скатиться к надуманной и шаблонной схеме. Ряд обстоятельств помогает ему понять, что художественное произведение не может быть создано без пристального изучения действительности.

С этим режиссером Громовым как бы соперничает режиссер Г. Александров, ставящий фильм не об отвлеченной, мнимой, а о настоящей советской ученой. И из этой своеобразной дискуссии двух режиссеров и рождается фильм «Весна» с его героинями Ириной Никитиной и Верой Шатровой. Обе эти роли играет Любовь Орлова — играет одновременно, часто даже в одном и том же кадре. Задача тем более трудная, что, двойники по внешности, они совсем разные люди по содержанию. И в роли Ирины Никитиной Л. Орлова создает образ умной, проницательной ученой, а в роли опереточной актрисы Шатровой она наивна, быстра в решениях и поступках. Сценаристами роль Никитиной разработана интереснее, полнее, чем роль Шатровой. И потому, вероятно, главное внимание исполнительницы также обращено на Никитину. Артистка играет ее сосредоточенно и целеустремленно. И хотя кое-кто в институте дал Никитиной глупое прозвище «сушеная акула», мы убеждаемся в том, что это живой и тонко чувствующий человек, который не мыслит своей научной работы вне постоянной связи с жизнью. Оттого еще привлекательнее игра Л. Орловой в тех сценах, когда в сердце Никитиной начинает расцветать весна любви — одна из весен картины.

Любовь Орлова, как всегда, тонко ведет диалог, увлекательно танцует, со вкусом исполняет песенки и с одинаковым мастерством перелает и лирику, и юмор. Но секрет ее обаяния не только в этом. Все образы, созданные ею, в том числе и образ Ирины Никитиной, овеяны глубоким чувством, они чисты и задушевны, в них много искренности и тепла. И это объясняет ту популярность, которой она пользуется у советского зрители.

Совсем необычен на этот раз Николай Черкасов — мастер искусных перевоплощений, создатель целой галлереи незабываемых исторических портретов. В «Весне» артисту не приходится прибегать к внешнему перевоплощению. И зритель с огромным удовлетворением смотрит на Н. Черкасова, снимающегося без грима, в современном костюме. Какие у него вдумчивые глаза, какая артистичность натуры, с какой мягкостью и простотой изображает он постепенное прозрение кинорежиссера Громова, его растущую ответственность перед искусством.

Г. Александров снимает актеров самых различных творческих школ и направлений, не стесняя их в выборе свойственных каждому средств выразительности. Он добивается только того, чтобы сыграно было темпераментно, ярко, весело, — ведь это комедия! И потому рядом с «бытовым» помощником кинорежиссера Мухиным, которого с такой простотой и естественностью сыграл безвременно скончавшийся артист Н. Коновалов, мы принимаем и сочный гротеск Ф. Раневской в неблагодарном амплуа «комической старухи» Маргариты Львовны — домоправительницы у Никитиной, и с виду хладнокровные, но напоенные ядом лаконичные реплики Р. Зеленой — гримера киностудии. Живописна и широкими мазками нарисованная Р. Пляттом фигура лодыря, хвастуна и невежды Бубенцова с его «девизом» «где бы ни работать — только бы не работать». Но, как нам кажется, исполнитель излишне «нажимает» и в жестах, и в интонациях. Мы привыкли к более тонкой ювелирной манере этого артиста. Несколько странное впечатление остается от директора оперетты Б. Петкера. Актер дает непонятную социальную характеристику персонажа, словно забывая о том, что это как-никак, директор советского театра.

Г. Александров не принадлежит к числу режиссеров, которые вольно или невольно заслоняют собою всех остальных создателей и участников фильмов. Напротив, на протяжении ряда лет воспитывает и объединяет он крепкий творческий коллектив, от постановки к постановке пополняя его свежими силами. Тут и его постоянные авторы музыки и текста песен — композитор И. Дунаевский и поэты В. Лебедев-Кумач и М. Вольпин, и органично включившиеся в группу ее новые участники. Плодотворным оказалось содружество Г. Александрова с одним из лучших наших кинооператоров Юрием Екельчиком и специалистом комбинированных съемок Г. Айзенбергом.

Давно уже мы не видели таких ясных, полных света и воздуха фотографий, как в этой ленте. Ю. Екельчик безупречно делает кинопортреты, находит самые выгодные съемочные точки для грандиозных общих планов и с особенной поэтичностью отображает облик новой Москвы.

Много настоящего мастерства и творческой изобретательности вложили в свой труд создатели фильма «Весна».

Леонидов О. «Весна» // Советское искусство. 1947. 4 июля.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera