Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Пока час не пробил
Уроки документального кино

После ВГИКа Мельников был направлен в научно-популярное кино. ‹…› Легко сказать: «его час не пробил». Или еще красивее — «у поэта нет карьеры, у него есть судьба». Куда труднее понять, почему не пробил этот час, почему судьба послала его к змеям и хвойным сучьям, показательно обрубаемым на крупном плане. ‹…›

Думаю, однако, что научно-популярное десятилетие не прошло, не могло пройти даром. Я вижу сам, как многие его привычки тех лет теперь упрямо держатся в игровом кино, где они, случаются, способны озадачить.

Так огромная, скрупулезная требовательность к литературному сценарию каким-то загадочным путем связана у Мельникова с упрямым убеждением, что сценарий вообще-то не следует переоценивать, что главное все-таки — момент съемки, обстоятельства или живая логика работы, где не нужно слепо держаться задуманного, а хорошо бы импровизировать, идти на неожиданные, только сегодня открывшиеся решения. 
Тот, кто был связан с научно-популярным и в особенности документальным кино, знает, как трудно там все предусмотреть заранее, каким непростительным грехом является отказ от подвернувшихся или спонтанных вариантов. Должно быть, отсюда же, от тех лет, его необъяснимая, непреоборимая страсть к перемене мест. Буду точен: в минуты, когда Аполлон еще не требует к священной жертве, Мельников — уютный домосед, трепетный и трогательный семьянин, а при случае — широкий и гостеприимный хлебосол. Но стоит только ему «запуститься» с новой картиной, как он уже выбирает для съемок какой-нибудь отдаленный географический уголок.

Понятно, что «Чукотку» следовало снимать за Полярным кругом. Что фашистский концлагерь Заксенхаузен лучше всего снимать в самом Заксенхаузене («Две строчки мелким шрифтом»). Но найдите логику, по которой «Ксения, любимая жена Федора», где действуют только русские персонажи, снималась в горной Армении?

Долгие годы киностранствий могли и, скорее всего, должны были породить у режиссера убеждение, что работа начинается на выезде, в стороне от студии и привычного, размеренного хода жизни, где нет ни руководства, ни коллег и соратников по ремеслу, где ты один на один со своим замыслом — и со всей съемочной группой, нацеленной на этот замысел.

И еще один дар тех лет помогает Мельникову и посегодня.
Вот что он сам про это говорит: «Цена правды — она очень отчетлива в работе документалиста. Этическая сторона нашего дела здесь обнажена. Игровое кино не имеет таких границ, там трудно себя проконтролировать, обнаружить, с какого именно режиссерского шага началась ложь. Документалист хорошо знает, где грань, не может не знать. И еще он знает — к нему отнесутся так, как он заслужил. Ибо мысль, которую отстаивает документальный фильм, всегда видна в своей правдивости или неправдивости. Тут нельзя сказать: вообще-то, знаете, я был не совсем согласен со сценарием... Не согласен, не берись. Поставил — значит, ты не просто представитель основной идеи картины, ты главный человек, ответственный за нее».

Может быть, это был самый важный урок.

Дёмин В. Виталий Мельников. Три беседы с режиссером. М.: БПК, 1984.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera