Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Этот фильм повлиял на судьбу мира

Первое, что я затеял после революционного пятого съезда, так это организовал конфликтную комиссию по выпуску трехсот запрещенных фильмов. Шел глухой слух, что Абуладзе снял антисталинский фильм, что Шеварднадзе был продюсером, что была провокация КГБ, что выпустили копию и она попала на Запад...

И вот наша комиссия смотрит фильм. Он кончается, и я говорю членам комиссии: «Ребята, никаких резюме, никаких заключений, я сам лично займусь этим фильмом. Это дело политическое». К тому времени Союз кинематографистов уже стал политической силой.

И я пошел в ЦК к Александру Николаевичу Яковлеву. Рассказываю ему про фильм. А он спрашивает: «Вы не могли бы мне показать копию?» Я ему послал фильм. Он посмотрел, и я с ним опять встречаюсь.
— Ну что? — спрашиваю.
— Слушай, это какой-то сюрреализм.

И начинается самый сложный разговор, о котором Тенгиз и не знал.
— Элем, а вы знаете, при всей моей симпатии к этому талантливому произведении: дело-то политическое.
—Александр Николаевич, если этот фильм выйдет на экраны, если мы с вами это сделаем, то взлетит та самая сигнальная ракета, которая ознаменует, что в стране происходит полный антисталинский политический переворот.
— Элем, поймите, дело непростое, эта ракета — сигнальная. У нас меняется строй с выходом этой картины.
— Александр Николаевич, пора!
— Я-то знаю, что пора, но как?
— Собственно, потому я и пришел, что хочу переменить систему координат.

Ну и начали мы работать. Встречи, встречи... Тенгиз ко мне приходит каждый день, переживает жутко. Яковлев звонит мне и говорит: «У нас такая встреча — оздоровительно-просветительская с женами членов Политбюро. Раиса Максимовна ведет эти встречи...»

И я поехал. А Раиса Максимовна предупреждает: «Аудитория очень специфическая, ну сами понимаете». Зал большой, она сидит в центре, а вокруг нее жены членов Политбюро и кандидатов в члены. Катастрофа полная. Единственная, кто мне понравилась, — жена Шеварднадзе — доброта, тонкость, обаяние... Я только что приехал из Америки, и они мне вопросы задают, наконец спрашивают о «Покаянии», которое уже по дачам пошло. И я увидел, какую ярость вызывает фильм. Потому что они понимали: если этот фильм выйдет на экраны, то им привет полный гарантирован.

1986-й год... Полная безнадежность. Но Яковлев работает: тому показал, этому. И Шеварднадзе работает. Ведь это — говорили мы — решается судьба фильма, на самом деле решалась судьба мира! Причем в довольно короткий срок. Я смотрел фильм в конце 1986-го, а в январе 87-го очутился в Париже. И вдруг в Париже по телевидению я вижу толпы людей, кинотеатр «Россию», люди плачут, обнимаются...

Да, этот фильм повлиял на судьбу мира. Другое дело, как мир стал развиваться. Мне пока не нравится, как он развивается, и в этом есть доля моей вины. Но по тем временам, тогда, в тот год, в то время я иначе себя не мог вести и, благо, вел себя по сердцу, по душе. Это — история и «Покаяния», и страны, и мира, а также изменений, которые в нем произошли и которые, я считаю, напрямую связаны с этим фильмом.

Климов Э. Воспоминания // Тенгиз Абуладзе. Киносценарии. 1999. № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera