Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Кино: Сталкер
Поделиться
Приключенческий боевик
От возникновения замысла к началу производства
 

К началу 1975 года после окончания последнего фильма Андрея Тарковского «Зеркало» прошло полгода. ‹…› Денег катастрофически не было, на все предложения Тарковского по новым проектам Госкино отвечало невнятно и невразумительно. Он сам склонялся к идее снять фильм «Идиот» по Достоевскому, фильм о жизни Достоевского или «Уход Толстого» по мотивам повести Ивана Бунина «Освобождение Толстого». Но время шло, а ответа Госкино все не было. 

Снова, как после «Андрея Рублева», Тарковский оказался в тяжелейшем положении — бывали дни, когда у него не было денег даже на троллейбусный билет. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, прийти в себя и отдохнуть после тяжелой и чрезвычайно нервной сдачи «Зеркала», Тарковский решил уехать в деревню Мясное Шиловского района Рязанской области. ‹…› 

В первые новогодние дни у Тарковского возникла мысль о сценарии по «Пикнику на обочине». Первое упоминание о повести Стругацких в Дневниках Тарковского относится к 26 января 1973 года: «Только что прочитал научно-фантастическую повесть братьев Стругацких „Пикник на обочине“, из нее, кстати, можно сделать потрясающий сценарий для кого-нибудь». Идея эта показалась Тарковскому плодотворной, и он вернулся к ней в начале 1975 года. Но снимать этот фильм самостоятельно ему пока не хотелось. ‹…›

Кадр из фильма «Сталкер». Реж. Андрей Тарковский. 1979

4 января 1975 года он записал в дневнике: «А что, если вместо юноши в „Пикнике“ — женщина». Данная запись красноречиво показывает, какими прихотливыми, неожиданными и непредсказуемыми путями движется порой режиссёрская мысль. При этом буквально через день Тарковский вновь строит планы, связанные с Достоевским. А проект со Стругацкими ставит лишь на третье место.

6 января 1975 года появляется вторая запись: «Написал письмо Ермашу, в котором прошу его немедленно решать вопрос о моей дальнейшей работе. Я имел в виду одно из двух: „Идиот“ или фильм о Достоевском. Скорее всего, он откажет, тогда я напишу ему еще одно письмо с заявками (параллельно со Студией) на „Смерть Ивана Ильича“ и „Пикник“. Только надо будет утрясти вопрос со Стругацкими».

В эти дни Тарковский, похоже, впервые по-настоящему задумывается не только о сценарии, но, возможно, и о собственном фильме по повести Стругацких. В повести Стругацких он вдруг увидел то, чего не нашёл в своих замыслах фильмов по Достоевскому и о Достоевском. Это некое продолжение идей Достоевского, их воплощение в мире, живущем сто лет спустя. ‹…›

Тарковский решил, что ситуацию с «Пикником на обочине» пора переводить в более практическую плоскость. ‹…› сценарий Аркадия и Бориса Стругацких первоначально предназначался для совсем другого режиссера — Тито (Георгия) Калатозишвили — хорошего друга Андрея Тарковского. Сам Андрей Арсеньевич был уверен, что Георгий с радостью согласится делать этот фильм. Между тем Калатозишвили без особого энтузиазма отнёсся к предложению Тарковского делать фильм по повести Стругацких. Это заставило Андрея Арсеньевича задуматься о возможности самому делать этот фильм. Но окончательно он этого ещё не решил.

7 января, в Мясном, Тарковский делает еще одну запись в дневнике, непосредственно относящуюся к будущему «Сталкеру»: «Чем-то мое желание делать „Пикник“ похоже на состояние перед „Солярисом“. Теперь я уже могу понять причину. Это чувство связано с возможностью легально коснуться трансцендентного». И далее: «Мне же хочется гремучего сплава — эмоционального, замешанного на простых и полноценных чувствах рассказа о себе — с тенденцией поднять несколько философско-этических вопросов, связанных со смыслом жизни». ‹…›

Андрей Арсеньевич несколько раз встречался с Аркадием Натановичем Стругацким и обсуждал с ним возможные сценарные ходы. Сам он не принимал участия в литературной работе, ограничиваясь пожеланиями — что и в каком ключе он хотел бы видеть в сценарии. Но и эти пожелания Тарковского были расплывчаты и противоречивы.

Тем не менее Аркадий Натанович внимательно выслушал Андрея Арсеньевича, и к февралю 1975 года была готова первая киноверсия «Пикника» — заявка на сценарий. Но подавать её на «Мосфильм» в самый последний момент по просьбе Тарковского Стругацкие не стали. Он объяснил им, что сейчас не очень удобный момент для начала хлопот по новому фильму, так как не ясна окончательно прокатная судьба «Зеркала».

‹…› конкретный разговор с Аркадием Натановичем Стругацким упорядочивает важные для Тарковского финансовые моменты. Они решают, что писать сценарий будут «на паритетных началах — втроём». В переводе на общепонятный язык это означало: деньги за сценарий будут получать Стругацкие, отдавая Тарковскому его часть. Обсудили они и дальнейшую стратегию продвижения сценария. Но всё это ещё значит, что для самого Андрея Арсеньевича вопрос с режиссурой данного фильма решен окончательно. ‹…›
24 апреля они встретились. Из письма Аркадия Стругацкого Борису Стругацкому: «Был Тарковский. Обсудили заявку. Он высказался в том смысле, что заявка ему нравится, но не слишком ли она политическая? Он боится, что потом, когда фильм будет готов, ему заметят, что он не выполнил данных в заявке авансов. Я ему возразил, что это же наша заявка, а не его. В общем, разошлись довольные друг другом, но передать заявку Соловьёву [в то время главному редактору „Мосфильма“ — Е. Ц.] я до сих пор не могу, т. к. Соловьёв разъезжает по бесчисленным пленумам и конференциям. Впрочем, это — дело дней». ‹…›

«В конце октября я получил по почте заявку на сценарий для режиссера А. Тарковского», — вспоминает Леонид Нехорошев. «Мы [то есть те, кто пребывал в руководстве киностудии «Мосфильм» — Е. Ц.] вздохнули облегченно: кажется, Тарковский взялся за ум, и его новая работа, скорее всего, не грозит студии теми неприятностями, которые она испытала с его последней картиной «Зеркало».  В сценарии же «Сталкер», написанном Аркадием и Борисом Стругацкими по мотивам своей повести «Пикник на обочине», никаких таких кустов не было: нормальная советская (хорошая) фантастика — четкая по сюжету, с героем, большим количеством необыкновенных событий, с нравственным выводом. Довольно легко сценарий прошел все разрешающие инстанции. Особых происшествий, связанных с фильмом, не предвиделось». ‹…›
Редакторы и руководство Госкино прочитали сценарий, успокоились и даже обрадовались — сценарий не предвещал неприятностей и осложнений и, пожалуй, носил в некотором роде «обличительный» по отношению к Западу характер. В нем хотя и не педалировались, но все же присутствовали типичные штампы советской идеологии, применяемые к Западу и капиталистическому миру: социальное неравенство, потерянные жизненные перспективы, обездоленность главного героя. Это было нечто совсем иное, не похожее на то, чего они опасались. ‹…›

В сценарии было много фантастического: восход сиявшего химическими оттенками зеленого солнца, или, например, петля времени, внутри которой много лет двигалась по кругу военная экспедиция. Сталкер, Писатель и Профессор встречали механизированную колонну бронетранспортеров, танков, пушек, грузовиков с солдатами, которая двигалась по дороге и скрывалась за поворотом. Спустя несколько секунд она вновь возникала на дороге — сидевшие в ней люди говорили те же слова, делали те же самые жесты — и вновь скрывалась за тем же поворотом. И так до бесконечности. Удивленный писатель спрашивал: «И что, они так... все это время?..» На что получал ответ Сталкера: «Да. С тех самых пор». Из абсолютно пустой трубы, через которую надо было пролезть героям, время от времени в обе стороны с ревом извергались гигантские огненные протуберанцы, несмотря на то, что в ней ничего не было. Но был и еще более странный объект — гравиконцентрат или «комариная плешь». Это было место, где сила тяготения превосходила земную в сотни раз, и оно было усеяно совершенно расплющенными вертолетами, танками.

По тем временам вся эта обезумевшая природа казалась совершенно фантастической. Никому и в голову не могло прийти, что через десять лет взбунтовавшаяся радиоактивная энергия станет повседневной реальностью в Чернобыле, а слово «Зона» станет ее зловещим символом.

В Госкино, прочитав сценарий братьев Стругацких, поначалу препятствий не чинили. С одной стороны — решение о запуске принимали не они, а ЦК КПСС, так что в любом случае отвечать придется не им; а с другой — редакторы и цензоры посчитали, что Тарковский наконец-то снимет кассовый сюжет. ‹…›

Цымбал Е. «Сталкер»: от возникновения замысла к началу производства // Сеанc, 2012

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera